В Москве вновь открылся фестиваль вокальной музыки «Опера априори»

7 февраля в Большом зале Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского состоялось открытие III Международного фестиваля вокальной музыки «Опера априори», который зарекомендовал себя на столичной сцене как центральная площадка уникальных программ.

С 2014, года основания фестиваля, здесь выступают всемирно известные вокальные мастера, редко или никогда ранее не звучавшие в России: Юлия Лежнева, Ильдико Комлоши, Балинт Сабо, Йонас Кауфман, Стефани д’Устрак, Суми Чо.

Открытие фестиваля Опера Априори в Большом зале Московской консерватории. Фото: Ира Полярная /Опера Априори.

Открытие фестиваля Опера Априори в Большом зале Московской консерватории. Фото: Ира Полярная /Опера Априори.

Важной особенностью фестиваля, представляющего московской публике знаковые оперные голоса современности, можно считать изысканность вокальных программ: в основном, это редко исполняемые или малоизвестные шедевры камерного, вокально-симфонического и оперного жанров. Особенно ценным представляется неординарный формат фестиваля, включающий в себя помимо концертной деятельности мастер-классы, творческие встречи, круглые столы, а также грантовые программы от партнёров и участников.

В 2016 г. III ежегодный фестиваль «Опера априори» открылся достаточно необычным репертуаром для фестивального проекта: «Маленькой торжественной мессой» Дж. Россини. Традиция насыщать светские музыкальные фестивали музыкой духовных жанров отличает мероприятия особого высокого профессионального статуса: Международный фестиваль Мстислава Ростроповича, «Опера априори», Большой фестиваль Российского Национального оркестра.

Наследие итальянского композитора в области духовной музыки очень невелико и создано практически в поздний период его творчества.

В начале 1820-х  Россини в расцвете сил и славы прекратил оперную деятельность. Известному маэстро на тот момент было всего лишь 37 лет. Позади – около 40 опер, а впереди — многообещающее продолжение яркой карьеры.

Что сподвигло Россини на такой шаг? Оперное молчание композитора, имевшего мировое признание, для многих современников оставалось загадкой века. Точная причина этого поступка неизвестна. По всей видимости, это решение было принципиальным и непростым. Сам композитор впоследствии писал: «Насколько рано, едва созревшим юношей, я начал сочинять, настолько же рано раньше, чем кто-либо мог это предвидеть, я бросил писать. Так всегда бывает в жизни: кто рано начинает, должен, согласно законам природы, рано кончить».

Однако и перестав писать оперы, Россини продолжал оставаться в центре европейского музыкального общества. «После смерти Наполеона нашелся еще один человек, о котором все время толкуют повсюду: в Москве и Неаполе, в Лондоне и Вене, в Париже и Калькутте», – писал о Россини Стендаль. Творческая богема Парижа внимательно прислушивалась к меткой критике композитора. Как известно, с ним общались: Р. Вагнер, К. Сен-Санс, Ф. Лист, В. Стасов.

Несмотря на молчание в оперной сфере, Россини продолжал писать музыку, но крупных произведений создал немного. Самые значительные относятся к жанру духовной музыки. Это «Stabat mater» (1841) и та самая «Маленькая торжественная месса» (1864), открывшая фестиваль «Опера априори».

Насколько нетипичной для светского оперного композитора был сфера духовной музыки, мы можем судить по отзывам самого автора о своём детище. На полях своей партитуры Россини пишет: «Боже, вот и закончена эта бедная маленькая Месса. Что сотворил я: священную музыку или дьявольскую? Я был рожден для оперы-буффа, Ты это хорошо знаешь. Немного учёности, немного сердца, вот и все, что в ней есть. Будь же благословен и уготовь мне рай. Дж. Россини. Пасси, 1863».

Благоговейное и заботливое отношение к такой особенной и нетипичной области своего творчества как духовная музыка, выражено в очень интересном эпизоде из биографии Россини, который объясняет причины появления нескольких редакций Мессы.

В первоначальном варианте 14 номеров на традиционный латинский текст католического богослужения сопровождали 2 фортепиано и фисгармония. В этом варианте месса была исполнена в 1864 г. под управлением Россини. В этом же оригинальном составе Месса прозвучала в Большом зале консерватории на фестивале «Опера априори» совсем недавно.

В 60х гг. XIX века Россини оркестровал Мессу. Посетивший Россини немецкий музыковед сообщал, что застал маэстро над еще не просохшей рукописью, которую он предназначал для исполнения непосредственно после своей смерти. Россини признался гостю, что его работа порождена беспокойством за судьбу, ожидающую Мессу в условиях современных музыкальных вкусов, далеких от его собственных.

Россини переживал, что «как только найдут ее (Мессу) в моем наследии, явится господин Сакс со своим саксофоном или господин Берлиоз с другими великанами современного оркестра, захотят инструментовать мою Мессу и убьют этим несколько моих вокальных голосов, а заодно благополучно прикончат и меня самого. Ибо я всего лишь бедный мелодист! Вот потому я и занимаюсь тем, что пишу к моим хорам и ариям сопровождение в органной манере, то есть для струнного квартета и нескольких скромно выступающих духовых инструментов, которые не заглушат моих бедных певцов». Этот оркестровый вариант прозвучал вскоре после смерти Россини, 28 февраля 1869 г., в Итальянском театре в Париже.

Таким образом, духовная музыка Россини представляет собой особый конгломерат светского и духовного, «высокого» и «низкого» жанров. Такое экстравагантное сочетание полностью соответствовало характеру натуры композитора. Как известно, он был жизнерадостным, весьма богатым и влиятельным человеком: содержал роскошную виллу в пригороде Парижа. А для отделки и декорирования этой виллы были задействованы лучшие художники современности. Невероятная харизма отличала все сферы его деятельности. Он был автором не только прекрасной музыки, но также известных остроумных шуток и многочисленных кулинарных рецептов: например, стейк Россини (Tournedos Rossini), филе говядины Россини (Rossini Beef Fillet) и так далее.

В таком подходе Россини выступает преемником Моцарта, который, как известно, отбросил обязательные для классицизма законы о разграничении высоких (серьёзных, трагических) и низких (комедийных) жанров, объединив их достижения в индивидуальную реалистическую драматургию. Такой синтез даёт возможность охватить в музыке огромный мир идей, образов, выразить многообразие контрастных эмоций.
Об этом свидетельствует даже само название – «Маленькая торжественная месса».

Маленькая, но торжественная – это уже совмещение несовместимого, а указание католического литургического жанра «месса» вообще невозможно представить себе в данном сочетании. Как говорил император Наполеон III: «Маленькая торжественная месса и не мала, и не торжественна, и не слишком месса». Такое жанровое смешение сразу вызывает ассоциации с определением моцартовской оперы «Дон Жуан», которая обозначена композитором как drama giocoso («весёлая драма»). Подобно Моцарту Россини смешивает с поразительной смелостью драматурга-реалиста в контрастное единство обыденное, жанрово-бытовое музыкальное начало с возвышенным, благородным и трагическим.

Во многом, так же как и для определения одного из главных качеств музыки Моцарта, для музыки Джоаккино Россини очень подходит слово лёгкость. Известна расхожая фраза композитора: «Дайте мне перечень белья из прачечной, и я положу его на музыку». В ней сразу бросается в глаза та первозданная лёгкость и естественность ощущения музыкальной стихии, королём которой был известный маэстро.
Подобно Моцарту Россини сочетает виртуозность сложного полифонического мастерства, идущего от искусства И.С. Баха, и простоту изложения фактуры, уходящую своими корнями в сферу бытового музицирования.

«Маленькая торжественная месса» – одно из наиболее сложных и монументальных сочинений Россини. В ней несколько хоровых фуг и полифонических эпизодов, напоминающих строгий стиль великого итальянского полифониста эпохи Возрождения Палестрины. А рядом с ними в драматургии Мессы соседствуют типичные оперные арии и ансамбли.

Такое сочетание создаёт особые сложности для исполнительских интерпретаций: музыка должна звучать и строго, и в то же время ярко, иногда даже по оперному театрально.

Московское исполнение интернациональной команды музыкантов, приглашённых открыть фестиваль «Опера априори», искренне порадовало высокопрофессиональным качеством звучания. Была задействована плеяда ярких и самобытных современных музыкантов. За дирижёрским пультом – Максим Емельянычев. За роялями: Павел Нерсесьян, Лукас Генюшас, Алексей Курбатов – фисгармония (в данном случае звучал электронный инструмент марки Yamaha). Был задействован российский вокальный ансамбль «Intrada». Среди солистов: Дарья Зыкова (сопрано), Марианна Пиццолато (меццо-сопрано, Италия), Максим Пастер (тенор), Балинт Сабо (бас, Германия).

Наиболее ярким открытием этого концерта стало меццо-сопрано из Италии Марианна Пиццолато. Частый гость фестиваля музыки Россини в Пезаро, Марианна хорошо знакома любителям и знатокам музыки композитора. Основными сферами музыкальной специализации певицы стали: музыка барокко, XVIII век и россиниевский репертуар. Её голос отличает глубокий, тёплый тембр меццо-сопрано с колоратурой. Очень редкое и красивое сочетание.

Особенно приятно отметить, что руководство фестиваля «Опера априори» рассматривает этот проект не только как концертный, но и как образовательный. Благодаря этому в Московской консерватории смог состояться мастер-класс по исполнению музыки belcanto Марианны Пиццолато.