Роман Минц: «Фестиваль взрослеет вместе с нами»

В этом году фестиваль камерной музыки «Возвращение» пройдет в шестнадцатый раз. За полтора десятилетия, мало изменившись по сути, он стал одним из культовых событий музыкальной жизни Москвы.

О том, как он появился, развивался, какое место занимает в культурной жизни столицы сегодня и что ждет слушателей в нынешнем январе, корреспонденту Classica.FM Наталии Сергеевой рассказывает один из организаторов «Возвращения», Роман Минц.

Скрипач Роман Минц.

Скрипач Роман Минц, один из организаторов фестиваля «Возвращение».

Наталия Сергеева: Когда и как возникла идея фестиваля, кто стоял у истоков?

Роман Минц: Идею фестиваля придумала группа людей, которые в прошлом вместе учились. В основном это были выпускники гнесинской десятилетки. Многие продолжили свое образование за границей, кто-то остался в России. Примерно полтора года спустя после окончания школы мы собрались под Новый год , чтобы вместе поиграть. Провели концерт. Чуть позже, на 50-летний юбилей гнесинской школы был большой фестиваль и концерт выпускников.

Сразу после этого мы подумали, что нужно создать свой формат фестиваля, и через год появилось «Возвращение». Его финальный концерт традиционно стал проводиться в Рахманиновском зале МГК. Остальные концерты проходили на разных площадках: в гнесинской школе, щуваловской гостиной РАМ, московском союзе музыкантов и многих других. После третьего фестиваля все концерты «переехали» в Рахманиновский зал. В прошлом году впервые появилась возможность целиком проводить «Возвращение» в Малом зале Московской консерватории.

Что вкладываете в название? Ведь многие участники не покинули Россию.

Сейчас уже точно не возможно сказать. Шестнадцать лет назад, после какого-то концерта мы сидели на набережной Москвы-реки и разговаривали о будущем фестивале. Название пришло само собой. Никто тогда не спрашивал, что мы вкладываем в это слово. Для кого-то это было действительно возвращение домой, на Родину, для кого-то — возвращение того чувства, которое возникает между людьми, некогда игравшими вместе музыку. Фестиваль дает прекрасную возможность возвращать все это каждый год.

На момент создания фестиваля «Возвращение» у его организаторов не было опыта проведения масштабных мероприятий. Как вам удалось претворить свою идею в жизнь?

Когда фестиваль создавался, мне было 20 лет, а Диме Булгакову — 18. Я даже близко не понимал, насколько это сложно. Сперва возникла идея, потом мы нашли участников, договорились с концертными залами. До сих пор помню, как ездили к 6 утра в копировальный салон печатать программки к вечернему концерту. Сейчас уже несколько другие приоритеты. На такое мы уже не способны. Когда ты молод и многого не знаешь, тебе не страшно. Страх рождается от жизненного опыта. Если бы мне сейчас предложили создать еще один фестиваль, я бы, наверное, отказался.

Как изменился фестиваль за время своего существования?

У проекта естественная жизнь, поэтому перемены происходят сами собой. Нам очень важно сохранить интимность, искренность, характерные для «Возвращения». Масштабность, пафос, глянец — не для нас. От фестиваля к фестивалю повышается качество исполнения. С годами приходит опыт, сейчас у большинства участников творческая зрелость, и фестиваль взрослеет вместе с нами.

Трансформировалась ли первоначальная идея фестиваля? Как изменился исполнительский состав участников?

Изначальная идея играть вместе хорошую камерную музыку по-прежнему существует (улыбается). На втором фестивале возник принцип проведения концептуальных концертов. К четвертому «Возвращению» все программы стали концептуальными, кроме последнего «концерта по заявкам». Каждый год появляются новые участники. Приятно, что до сих пор есть люди, которые участвуют в фестивале с момента его возникновения. Например, Яков Кацнельсон (фортепиано), Игорь Федоров (кларнет), Борис Андрианов (виолончель), Дмитрий Булгаков (гобой). Сейчас всех, кто участвовал в «Возвращении» два года подряд, мы считаем постоянными участниками.

Возникала когда-нибудь идея создать ансамбль фестиваля «Возвращение»?

Нет. Мы собираем людей, которые, в силу своей занятости, имеют мало возможностей музыкально общаться друг с другом. Поэтому постоянно функционирующий коллектив — это уже совсем другая история.

Как рождаются концепции фестивалей?

Они возникают по-разному. Часто бывает, что сперва появляется желание сыграть какое-то произведение. Тогда начинаешь изучать историю его создания. Впоследствии, она и становится темой концерта. Бывает и наоборот. Сначала возникает тема, и к ней уже подбираются сочинения. В этом году вообще уникальный случай. Тема эмиграции была подсказана нашим знакомым, который с музыкой никак не связан. Стало очень интересно, что думает композитор, который вынужден иммигрировать из родной страны и как эти мысли отражаются в его музыке.

Что интересного ожидает слушателей в этом году?

На концерте 12 января прозвучит соль-минорный квинтет Танеева ор.30, который очень редко играется. Не обойдется и без премьер. Впервые в России будет исполнен концерт для ударных и живой электроники «Шесть японских садов» финского композитора Кайи Саариахо. Необычно в исполнении этого сочинения то, что в режиме реального времени будут производиться компьютерные манипуляции со звуком, который будет в этот момент играться.

Всегда интересен последний концерт фестиваля. Он построен исключительно на музыкальных предпочтениях самих исполнителей. На «концерте по заявкам» слушателей ждет еще одна премьера — «Сицилиана» Леонида Десятникова для флейты, гобоя, валторны, двух скрипок,альта и виолончели. Эту пьесу композитор нам подарил, по его выражению, «в качестве дареного коня». Леонид Аркадьевич решил, что «это произведение должно у нас хорошо прозвучать», и мы с удовольствием взялись за работу.

Для нас очень важно, как соотносятся между собой произведения. Это задает определенное направление мышления слушателя. Мне очень нравится противопоставлять произведения, делать вещи контрастными. Думаю, это интересно слушателю. Каждая программа имеет свою логику. Мы часто спорим о порядке сочинений. Но, все равно, приходим к общему мнению.

С прошлого года организаторы «Возвращения» сотрудничают с Московской филармонией. Какую роль она играет в проведении фестиваля?

В основе нашего сотрудничества — равноправное партнерство и честное распределение обязанностей. Мы предоставляем для фестиваля контент, филармония — площадку. Она также осуществляет продажу билетов, информационную поддержку. Мы очень благодарны, потому что без ее поддержки не смогли бы арендовать Малый зал МГК. Хочется, чтобы так и продолжалось.

Получают ли участники гонорары?

Нет, и никогда не получали. Когда мы начинали, люди сами оплачивали свой приезд. Фестиваль существовал исключительно на средства участников.

Любой ли желающий может принять участие в фестивале?

Нет. Существует отбор, и весьма субъективный. Лично я считаю, это единственным правильным способом. По нашим понятиям, потенциальный участник должен быть хорошим музыкантом и человеком, который нас устраивает Часто новые исполнители «приходят» через общих знакомых. Например, кто-то-то говорит: «Вот я когда-то играл с таким-то. Давайте его позовем». Тогда люди присылают записи. Мы внимательно слушаем, оцениваем, выбираем. Иногда бывает, что незнакомые музыканты присылают свои записи сами и, впоследствии участвуют в фестивале.

У всех музыкантов очень много своих проектов. Нам очень лестно, что ребята на время отодвигают свои дела, чтобы участвовать в «Возвращении». И делают это совершенно бесплатно. И если вчера это были всего лишь студенты, то сегодня — это музыканты с именем, профессора консерваторий, которые в другое место не поехали бы играть бесплатно.