Анна Золотова: «Все приходит и все притягивается»

5 октября 2012 на Первом телевизионном канале, в программе «Голос» выступила молодая оперная певица из Санкт-Петербурга сопрано Анна Золотова.

Исполненная ей ария Далилы из оперы Камиля Сен-Санса «Самсон и Далила» произвела настоящий фурор — зрители в зале аплодировали стоя, члены жюри наперебой приглашали в свою команду.

Телевизионные зрители давно отвыкли от классической музыки на телевизионных каналах, в этом же случае, поданная выразительно и ярко, музыка ошеломила слушателей. Неожиданное выступление Золотовой в программе среди эстрадных певцов триумфально возвращает классику к массовому слушателю в одном ряду с другими музыкальными жанрами, и заслуга её в этом неоценима. Эти две минуты на сцене действительно изменили мир классической музыки.

anna zolotova

Сопрано Анна Золотова, студентка Санкт-Петербургской консерватории.

Конкурс на Первом только начался, эфиры ещё последуют, а Анна Золотова уже получила первые предложения. 16 ноября московскую публику ждёт её сольное отделение в Центре Павла Слободкина на Арбате с программой из самых выразительных и красивейших оперных арий в сопровождении симфонического оркестра.

По приглашению Classica.FM мы встретились в Москве, где Анна дала эксклюзивное интервью — первое после триумфа на Первом канале.

Евгений Бойко: Значит, ты из Самары? Там одна из красивейших филармоний в России. Внутри здание впечатляющее.

Анна Золотова: Внутри да, а особенно необычная атмосфера за кулисами. Столько лестниц, столько проходов! Она такая… принимающая! Нет острых углов, там все как-то сглажено. Тебя принимают.

Евгений Бойко: Интерьер создаёт впечатление плывущего корабля.

Анна Золотова: Да, есть такое. Мне она ракушку напоминает, что-то морское. Определенно морская тема.

Евгений Бойко: Но при этом там совершенно никакая акустика. Всё звучит в пределах сцены, за сцену звук не выходит, как будто занавес какой-то такой. Тебе приходилось выступать там?

Анна Золотова: Да, к моему огромному счастью, я выступала в филармонии. Первый раз в 18 лет, заняла Гран-при на первом всероссийском фестивале Савелия Орлова. Это наш композитор из Самары, который учился в Санкт-Петербургской консерватории по классу фортепиано и по классу композиции. Его произведения были обязательны к исполнению.

Виртуозную арию Пажа Мейербера я исполняла впервые в филармонии. Ее исполняет либо меццо, либо сопрано. Я в сопрановой тональности пела. Это было очень здорово. Потом я выступала на летних концертах, меня приглашал дирижер Михаил Щербаков. Он меня очень поддерживал всегда и последнее мое выступление было уже с телевидением, с прессой — это его поддержка.

Евгений Бойко: Когда это было?

Анна Золотова: Летом, 7 июля. Я закончила первый курс консерватории и поехала по его приглашению в Самару. Выступала с певцом нашим самарским, Михаилом Морозовым. Пела арии красивые, известные, русскую и зарубежную музыку. Это была новая волна поддержки. Это мой родной, любимый оркестр.

Евгений Бойко: Он там такой эпицентр музыкальный у вас, да? На нем держится музыкальная жизнь?

Анна Золотова: Ещё у нас реставрировался оперный театр.

Евгений Бойко: Говорят, он очень красив внутри, но я, к сожалению, пока не посетил.

Анна Золотова: Да, действительно, советую сходить, там что-то в миланском стиле Ла Скала. Все мраморное, в этих кристаллах… Очень красиво. Я училась при Театре оперы и балета в музыкальной школе, но такой красоты не видела. Я видела старый театр, атмосфера как в консерватории сейчас, скрипящий пол на сцене…

Сейчас там новый дух. Гергиев открывал симфонией Малера — кажется, второй. Но мало людей ходит на такие мероприятия в Самаре. Потому что культура у нас, видимо…

Евгений Бойко: Самара составляет двойственное впечатление. С одной стороны там проходит Детская Академия Башмета, я посещал её. Фестивали – «Классика над Волгой», рядом в Тольятти «Классика OpenFest», на него Анатолий Левин летом ежегодно собирает фестивальный оркестр молодёжный. Много премьер, новые солисты, необычные произведения. Самара — как магнит, притягивает мощные творческие силы. Но — внешние.

А вот собственные программы, по крайней мере филармонические, оставляют впечатление такого провинциального концертного учреждения, не представляющие новостного интереса. Мы с удовольствием освещаем то, что происходит в российских городах, но новости из Самары бывают совсем грустные, вроде пресловутых поделок Митрополита Илариона – «Страсти по Матфею», кажется там тоже ставили. Я отказываю в публикации таких новостей.

В то же время много талантов оттуда выходит, из Самары, Тольятти. Полина Назайкинская, композитор, сейчас в Америке гремит в зените славы. Скрипачка у вас есть совсем юная, Зиновия Нестеренко — замечательный талант. Вот теперь Анна Золотова прославилась.

Анна Золотова: Это правда. Последнее яркое событие знаменательное, которое я помню… Как это обычно бывает, композиторы ставят свою первую оперу, это либо провал, либо взрыв и победа. Вот такая премьера в 1999 году была, я участвовала в ней в составе детского хора. Это была постановка оперы Слонимского «Видения Иоанна Грозного», дирижировал Ростропович, если память не изменяет. Я была в мужском каком-то одеянии, не помню что я делала, я играла там мальчика. Это была феноменальная премьера, она была освещена прессой.

Потом то, что помню — это открытие театра после реставрации, что он строился-строился, и наконец построился. А самые яркие события — реконструкция филармонии, вот эти летние события. Совсем недорогие билеты.

Евгений Бойко: Это я тоже отметил — стоимость билетов. Но было бы замечательно, если при цене в 50-100 рублей зал был полным, а если он полупустой, это вызывает не лучшие эмоции у артистов. В том и парадокс, о котором говорил — Самара притягивает мощные силы, растит огромные таланты, но сама при этом не очень много выдает. Особенно на фоне Казани, Перми, где просто взрыв в музыкальной жизни сейчас. Не говоря о Екатеринбурге, Новосибирске, Омске, где она давно очень активна. А ведь с такими зданиями оперного театра и филармонии, с таким большим населением потенциал равный. Если не превосходящий. Новосибирск такому зданию филармонии долгое время мог только завидовать.

Давай об образовательной жизни поговорим, конкретно на твоем примере. С самого начала, с музыкальной школы. С чем ты приехала в Санкт-Петербург, с каким багажом?

Анна Золотова: Была определенная подготовка. На втором курсе уже куда-то выходить, на такой большой уровень как сейчас, это, конечно, заслуга Самары. Первое — Театр оперы и балета, музыкальная школа при театре, как она раньше называлась. Экспериментальная центральная музыкальная хоровая школа-десятилетка. Я училась там 8 лет.

В этот период я ездила в Москву, выступала в Самаре, с семи лет я уже пела в оперном театре, солировала — «Богема», если помнишь, там во втором действии соло ребенка. Вот так я пела, росла, можно сказать за кулисами оперного театра. Смотрела на наших певцов, за этот период уже выступила в «Новой опере», в Москве. Мы ездили с гастролями, это была постановка военная «Память говорит», в которой участвовал директор нашей музыкальной школы. У меня были какие-то сольные фрагменты. Мне было 14 лет — и началась Москва.

Потом я поступила в музыкальное училище. Меня мама отвела за руку. Я недооценивала сначала среднее специальное музыкальное образование. Для меня это было ни о чем. Я думала, что нужно закончить школу и поехать покорять Москву, театральное.

Евгений Бойко: В том возрасте мысли были в сторону театра направлены?

Анна Золотова: Да, актриса театра, сто процентов. Никаких оперных певиц мне было не надо, в 15 лет мне вообще это было смешно, было смешно слушать оперное пение. Я смеялась, правда.

Евгений Бойко: Над чем не смеялась?

Анна Золотова: Танцы, джаз, модерн, хип-хоп — это было серьезно, я занимала места по России. Фехтование, что-то именно физическое. Может быть даже эстрадное пение, театральная жизнь, стихи, разговорный жанр — мне всё это нравилось.

Евгений Бойко: Когда переключилось в голове?

Анна Золотова: В 16 лет, когда я оканчивала первый курс музыкального училища.

Евгений Бойко: Значит было что-то, что резко повлияло. Какое-то событие, так?

Анна Золотова: Во-первых, моя преподавательница, Наталья Александровна Афанасьева, которая начала меня воспитывать — а это было почти невозможно. Девочка в кедах, в спортивной одежде, с накрашенными волосами непонятными, которая танцует, веселится, смеется, не знает пока, чего хочет в жизни. Она мне сказала такую фамилию — Анна Нетребко. Наверное, не буду тебе объяснять, кто это такая.

Ну, я услышала — Нетребко и Нетребко, ладно. Кульминационный момент моей жизни был, когда переключала каналы телевизора, и, ни о чем не задумываясь, поздним вечером наткнулась на телеканал Культура, который мне всегда тщательно советовала смотреть моя преподавательница. Хотя мне он вообще не нравился и казался скучным. Наткнулась на выступление Анны Нетребко, когда она пела арию Кальмана.

Я была просто потрясена. Потому что как можно — петь оперным голосом, бегать по сцене, дерзко себя вести, влюблять в себя зал и быть современной оперной певицей? Я подумала — если так можно, то это моё. Я так могу, и смогу даже лучше. Я решила, что хочу быть оперной певицей! Я же с детства в оперном театре расту, это же легко, это моё, почему нет? Кто сказал нет?

И, никому неизвестная, никому тогда не нужная, начала работать над собой, каждый день. Очень много слушать, читать, узнавать. Не только об Анне Нетребко, открыла для себя много певцов и певиц. И пошла работа над собой.

Евгений Бойко: Давай переберемся в Санкт-Петербург. Как он тебя встретил? Как попала в консерваторию, почему именно Новиченко? Догадываюсь, конечно…

Анна Золотова: Я не знала других преподавателей, это преподаватель Анны Нетребко, значит мне туда! Я открыла дверь и сказала — здравствуйте, я хочу учиться в консерватории, хочу учиться у вас. Ну, Тамара Дмитриевна так посмотрела, я спела ей Арию Садко «Сон по бережку ходил». И она сказала: «Да, прилично. Поступайте, Аня».

И я сделала Марфу, сцена сумасшествия из «Царской невесты». Там я проявилась по полной программе. И Мейербер, «Гугеноты». Она сказала — кошмар, с таким не надо поступать, это не нужно. Но я все-таки спела. Знаешь, мне говорят нет, а я — да. И набрала в первом туре 90 баллов, во втором 100 баллов, потом уже все шикарно сдала и поступила в консерваторию, именно к Тамаре Дмитриевне. Написала заявление, никаких секретов — я хотела к ней, я пришла к ней. И началась консерваторская жизнь.

За этот год я уже много что сделала. Выступила в нашем консерваторском театре, в опере Генри Перселла «Дидона и Эней». Выступала в различных дворцах, с оркестром симфоническим. Успела выступить у нас в Самаре, в правительственном доме.

Евгений Бойко: Значит, при поступлении гнула свою линию и спела на вступительных экзаменах то, что хочешь?

Анна Золотова: Да, и это прошло.

Евгений Бойко: Настаивать на том, что ты хочешь, видишь, сама думаешь — это вообще твоя черта характера?

Анна Золотова: Я считаю, что в принципе человек должен свое сердце слушать. Нужно подпитывать себя, учиться, познавать, общаться с людьми, получать новую информацию, опыт, а все-таки слушать свое сердце и очень аккуратно поступать.

У меня такой вообще девиз — во всем должна быть золотая середина. В этом плане я послушала себя, свое сердечко, и меня очень поддержал еще преподаватель в Самаре. Она видела мои горящие глаза, как я хочу все это петь, что это не абсурдно. А в консерватории встретили немного в штыки, сказали что это шикарное произведение, настоящее belcanto, но это поют только в консерватории. Я пошла на риск и не пожалела об этом.

Евгений Бойко: Горящие глаза — твой главный индикатор, правильно делаешь или нет?

Анна Золотова: Да, горящие глаза, внутренний трепет, это предвкушение: получится – не получится. Хотя верю внутри, что получится, но все равно не знаю, такой какой-то вкус жизни. Я боюсь, но делаю. Доверяю судьбе, но не пускаю все на самотек. Делаю все, что от меня зависит — и отпускаю. Так, значит так, если нет, то получаю опыт и иду дальше. И все поворачивается очень прилично. Даже иногда лучше, чем ожидала. Вот это классно!

Евгений Бойко: Год в консерватории был для тебя каким-то резким поворотом в плане обучения? Ты занимаешься только с педагогом или посещаешь мастер-классы?

Анна Золотова: Вот честно скажу — в тот год у меня резкие скачки. Я пришла туда вся такая заряженная, кипящая энергией. У меня какой-то квантовый скачок произошёл. Сейчас зафиксировала какую-то стабильность и просто наращиваю по чуть-чуть.

Сейчас я пытаюсь соединять учебу и дерзкие проявления в жизни, интересные проекты, интересное общение. Искать единомышленников. Это такой переход. Опять-таки давят, что ты второй курс, ты маленькая. Мне 20 лет. У всех все индивидуально. Идет, как идет.

Евгений Бойко: Торопишься? Или все естественно, по силам?

Анна Золотова: Нет, я просто живу! Просто живу, даю и получаю. У меня много энергии, меня все считают сумасшедшей какой-то. Я вегетарианка, мне говорят: ты ешь траву, не ешь мясо — как ты можешь вообще жить так? А я живу.

Евгений Бойко: Тогда расскажи, что кроме учебы происходит? Ты взялась за кучу проектов, думаю, «Голос» бы не единственным из них.

Анна Золотова: Да, у меня много экспериментов. Эксперимент с вольной музыкой. Моя цель — сделать классику в наше время интересной и популярной. Это достойно, это стоит того, чтобы быть интересным массовому зрителю. Я сделала проект — за 15 минут записалась на студии и снят был такой небольшой клип, песня называется Presto. Почему Presto? – потому что по-итальянски «быстро». Это быстро записалось, быстро сделалось, и все, — продукт готов. Клип есть в Интернет. Композитор сочинил минусовку, я спела, и вот получилась музыка. Павел Воробьев и Анна Золотова, Presto, такая современная вещь.

Почему я это выбираю? Потому что хочу, чтобы именно молодежь привлекалась. И самое интересное – ВКонтакте ко мне добавляются сейчас 13 и 14-летние девочки и мальчики, которые пишут мне: «Вау! Какая ты классная!». То есть, была рядом с Биланом и Агутиным, значит, классная. Но это манёвр, чтобы показать им что-то другое, отвести их в ту сторону, которую уже я вижу.

Я не буду все рассказывать, а то сейчас все расскажу и неинтересно будет писать обо мне. Я и так хожу, как открытая книга. А в истинной девушке должна быть загадка.

Евгений Бойко: Давай оставим за строчками. Что было самым ярким на «Голосе»? На этом именно выступлении. Что там происходило с тобой? В момент, когда пела, что чувствовала?

Анна Золотова: Мне так не хочется отвечать, честно… Есть моменты… Когда я там пела, какой-то трансформационный был момент. Сейчас объясню. Как будто я вышла из одного измерения и перехожу в другое. Знаешь, как была одна Аня, а в тот момент становилась Анной Золотовой.

Евгений Бойко: Golden voice, как тебя уже назвали в Интернет?

Анна Золотова: Меня так называли и раньше — надо мной так смеялись. «Ой, артистка больших и малых…» Или — «Ой, соловей, золотой наш голос». И мне это так за село в голову. Я понимаю, что это слова, мне так шуткой говорили. Но в меня как будто заложили эту информацию. Просто внутреннее чувство, что мой голос работает, проходит через меня. И поэтому, когда выхожу на сцену, мне действительно есть что сказать людям. Я чувствую это свет.

Евгений Бойко: Ты видишь себя именно в оперной классике? Не требуется переходить на какие-то смежные жанры, петь популярные песни?

Анна Золотова: Всё уже решено — именно классический голос. Он обладает магией. Как это было – целая история, целый этап жизни. Но это я потом расскажу, не сейчас. На потом оставим. Хитрая я такая, ничего?

Евгений Бойко: Твое сегодняшнее ощущение самой себя?

Анна Золотова: Да все классно! Часто смеюсь, улыбаюсь, мне хорошо! Вот это ощущение моё.

Евгений Бойко: Не держишь в голове чётких планов? Наслаждаешься импровизацией?

Анна Золотова: То, что происходит — не совсем то, что я планировала. Нет, происходит, но ноеожиданно! Я планировала, но я не знала, что уже готова к этому. Оказывается, готова и все приходит, все притягивается.

Москва, 21 октября 2012.
Редактор: Олеся Соснина.

Концерт Анны Золотовй в Москве – 16 ноября 2012.


  • вадик

    У Анны очень отличительный, красивый тембр голоса, очень полный, насыщенный, сочный ….Когда она поёт всё вокруг пробуждается – именно так было в первом туре Голоса, все как бы проснулись от чегото ещё неуслышанного до этого.Я уж не говорю о её артистичности, пластике  и способности вжиться и отображать художественный образ. Конечно впереди большая работа и многому надо учиться, много испытаний и в том числе ” Медными трубами” Хочется пожелать ей творческих успехов и не обращать внимания на всякие мелочи в виде осуждений завистников. Знаю точно, что большенство окружающих Анну людей восхищаются ей . А проект Голос  в случаи с Аней открыл её талант ещё большему количеству зрителей, на том ему и спасибо. И кто там дальше пошёл дело третье…..

  • Роман

    Аннушка просто чудо!!!природная красота,чудесный голос!вот бы послушать вживую !благодаря Анне стал интересоваться оперным пением.спасибо!