Атанас Куртев: «Музыка Скрябина продвигает в глубины человеческой психологии»

В июне в Москве состоялся пианистический конкурс им. Александра Скрябина, который проводится по инициативе Фонда Скрябина при поддержке Министерства культуры РФ и Московской консерватории.

Classica.FM подробно освещала это мероприятие, в том числе осуществив прямую трансляцию с финального концерта лауреатов. По завершении мероприятия, объявления и награждения лауреатов музыкальный критик Владимир Ойвин взял эксклюзивное интервью у члена жюри V Международного конкурса болгарского пианиста Атанаса Куртева, которое мы приводим нашим читателям.

atanas kurtev

Анатас Куртев, профессор Национальной музыкальной академии Панчо Владигерова

Владимир Ойвин: Закончился конкурс пианистов им. Скрябина. Каковы Ваши общие впечатления о нём? Насколько он был интересен в целом?

Атанас Куртев: Когда конкурс имеет хотя бы несколько очень сильных участников, значит, он не зря состоялся. Дело не столько в числе его участников, сколько в качестве лучших из них. Это создает лицо конкурса, стимулирует продолжить и дальше такое серьезное дело огромного значения. Музыка Скрябина продвигает нас в глубины человеческой психологии, в межзвездное пространство, в сокровенные тайны человеческого духа.

Владимир Ойвин: Кого бы Вы могли назвать самыми интересными пианистами среди тех, кто не прошел во второй тур и финал?

Атанас Куртев: Я отношусь с уважением к моим коллегам по работе в жюри, которые судили этот конкурс. Ни в коем случае не хотел бы занимать какую-то весьма частную позицию, но каждый из нас слушает и оценивает в соответствии с собственной ценностной системой, в соответствии со своим музыкальным пониманием.

Были и такие конкурсанты, как Ольга Бачманова, показавшая высший исполнительский стиль. Прекрасная эстетика, высокое понимание музыки Скрябина, Шопена, Метнера… Играла она с благородством и нежностью, с большим внутренним масштабом. Вот кто должен был войти в число трех финалистов! Из тех, кто не прошел на второй тур, очень хорошо выступили и запомнились некоторыми своими сильными исполнениями Нисио Мами, Виталий Гаврук, Наталья Рябченко, Марина Костерина. А вот Светлана Андреева ничем меня не взволновала. Ученики и Мержанова, и Троппа имеют свое специфическое лицо, и это тоже нужно уметь заметить… У них поэтическое видение мира еще не погасло.

К примеру, у Романа Мартынова нет излишней торопливости , музыка у него дышит. Зато есть некоторые проблемы с педалью. Иногда она бывает избыточной, а иногда наоборот – её не хватает. При нажатии, и особенно при снятии, у него мало педальных градаций, нюансов. Если он усвоит разные степени полупедали – а их не менее десятка – при его туше все будет получаться гораздо лучше.

Владимир Ойвин: Почему, по Вашему мнению, так неудачно в третьем туре выступила Нгуен Тхи Ким?

Атанас Куртев: В первом туре она произвела прекрасное впечатление и получила очень высокие баллы, от неё ждали многого и дальше. Может быть, вьетнамцы, как и большинство дальневосточных индивидуальностей, более склонны к малым формам, к миниатюре. Но в крупных драматургических формах они иногда теряются среди нюансов.

Большой музыкант тем и отличается от среднего, что он не направляет все свои мысли и все свои старания на фразировку, на нюансы, а идет дальше – он сопоставляет эпизоды в цельную иерархию. У таких пианистов проявляется цепная реакция и в искусстве интонирования. Многие играли, если можно так сказать, чисто «фонетически» – распевая по отдельности каждый тон, даже и орнаментику.

Что-то подобное случилось сегодня с Нгуен Тхи Ким Нган. И в какой-то мере, с Сергеем Кимом – он тоже перегрузил свое исполнение концерта Скрябина округлыми деталями. Вместо пяти – шести крупных этапов, как получалось у Тарасевич-Николаева, они скомпоновали музыкальную форму отдельных частей из нескольких десятков недостаточно сопоставленных между собой мелких эпизодов.

Владимир Ойвин: Но я бы не ставил Нуген Тхи Ким и Сергея Кима на одну доску. Ким был в любом случае интереснее и выглядел более зрелым.

Атанас Куртев: В любом случае отрыв Тарасевича-Николаева от них большой. Он сумел повести оркестр и даже заставил его поменять звукоизвлечение. У него была более устойчивая фразировка, более яркое ощущение ладотональности и гармонических красок.

Владимир Ойвин: Выход в третий тур тоже определялся по баллам?

Атанас Куртев: Да. Возвращаясь к третьему туру, могу сказать, что у Кима всё же не было настоящей скрябинской атмосферы. Иногда под Рихарда Штауса, иногда под Шопена, иногда под импрессионистов, но цельного скрябинского стиля у него не получилось.

Владимир Ойвин: Но цельного стиля не получилось и у Тарасевича-Николаева. Очень трудно с первого раза уловить этот стиль.

Атанас Куртев: Может быть. Но все же он слишком талантлив! У него получается естественная градация компонентов музыкальной драматургии. Потому что есть та самая диалектика в его художественном мышлении. Он умеет сопоставлять „издалека” крупные элементы формы. В третьем туре Тарасевич-Николаев очень оторвался, стал безусловным лидером. Поступило предложение дать вторую премию Киму. У него более европейская, западная манера игры, зато часто не хватает славянской теплоты, широты, полетности…

Владимир Ойвин: И все же, по моему мнению, не стоило ставить Кима на один уровень с Нгуен Тхи Ким.

Атанас Куртев: Скорее всего, я могу с вами согласиться. Но для жюри было большой неожиданностью отказ от участия в финале Эри Накагавы из-за болезни руки, как было сказано. Она блестяще сыграла во втором туре. Мы даже предполагали дать ей вторую премию из тех, кто мог пройти в финал. Если бы она участвовала, наверное, получилась бы более естественная иерархия в классификации.

Владимир Ойвин: Были ли споры в жюри по распределению мест?

Атанас Куртев: Был спор, давать ли Сергею Киму второе место? При определении тех, кто проходил в следующий тур, места для особых споров не было. Кто набирал более высокие баллы, тот и проходил, согласно регламенту.

Владимир Ойвин: Как бы Вы оценили Сергея Митина?

Атанас Куртев: Сергей Митин был очень хорош, но иногда жестковат. Своим туше он нередко приближался к Прокофьеву. Он мне понравился больше в этюдах. Пока его манера игры ближе к экстравертной выразительности, а у Скрябина все намного глубже. Он как бы ощущает себя перед зеркалом, и в этом есть некоторая доля нарциссизма. Но это так свойственно его возрасту, поэтому упрёк здесь небольшой. Если Сергей всю свою энергию перебросит на поле фантазии, он станет рисовать картины жизни, и его позиция будет сильнее.

Владимир Ойвин: Чем, кроме чисто конкурсных баталий, был Вам интересен этот конкурс?

Атанас Куртев: Я хотел бы отметить, кроме всего прочего, что для меня был интересен обмен мнениями с коллегами, особенно с Михаилом Сергеевичем Воскресенским. Это крупный знаток Скрябина, записавший все его сонаты. Мы слышали друг о друге, но встретились только сейчас. Его юная воспитанница Кристина Зеленина была лучшей на конкурсе Шопена у нас в Варне. Мне понравилось и то, что в жюри был приглашен молодой пианист, победитель первого конкурса им. Скрябина Евгений Михайлов. И вообще было приятно общаться со всеми членами жюри.

Владимир Ойвин: Вы собираетесь осенью провести Международный конкурс пианистов им. Скрябина и Рахманинова в Софии. Расскажите об этом конкурсе.

Атанас Куртев: Да, он пройдет с 21 по 25 ноября в зале Национальной музыкальной академии. Это будет первый подобный конкурс. Контраст между этими авторами очень большой, потому что стили совершенно разные. Некоторые даже считают, что в одном конкурсе их совместить трудно. А как совмещают Бетховена и Шопена? Так что от этого конкурс вряд ли пострадает.

Программа нашего конкурса ни сложна, ни громоздка. По два тура во второй и третьей возрастных группах, один – в первой. Подробности о конкурсе на сайте нашей академии и Российского культурно-информационного центра в Софии. Как председатель Музыкального общества Скрябина в Болгарии, мне придется возглавить жюри. В нем будет участвовать также председатель Общества им. Рахманинова в Болгарии, лауреат VІІІ конкурса им.Чайковского, профессор Йовчо Крушев.

Из России в жюри конкурса мы пригласили профессора Московской консерватории Юрия Слесарева, президента Фонда А.Н.Скрябина Александра Серафимовича Скрябина и заведующую Музеем-квартирой А.Б.Гольденвейзера в Москве Анну Николаеву. А с 16 по 27 августа у нас будет проходить Первый международный фестиваль-конкурс „Великие учителя” в Кюстендиле. Он будет посвящен моим учителям – российскому пианисту Павлу Серебрякову и болгарской пианистке Лили Атанасовой.

Кюстендил – чудный небольшой городок к югу от Софии, находящийся в экологически чистом регионе Болгарии. Там можно не только показать свои таланты, но и хорошо отдохнуть. Городок находится недалеко от места, где жила Ванга и родился Спартак, и от Рильского монастыря – одного из крупнейших не только в Болгарии, но и на Балканах. Для всех желающих я проведу мастер-классы. В фестивале-конкурсе примет участие также доктор гонорис кауза Болгарской музыкальной академии профессор Виктор Мержанов и профессор Наталья Деева.

* * *

Анатас Куртев – академик, профессор Национальной музыкальной академии имени Панчо Владигерова.

Родился 7 сентября 1945 года в семье с богатыми музыкальными традициями. Высшее музыкальное образование начал получать в Национальной музыкальной академии им. Панчо Владигерова в классе профессора Лили Атанасовой, закончил с отличием в консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова в Санкт-Петербурге в классе профессора Павла Серебрякова. Через несколько лет он окончил консерваторию им. королевы Елизаветы в Брюсселе в классе профессора Эдуардо дель Пуейо. Далее следуют специализации в Венгрии у Дьордя Шебека и Пала Кадоша и во Франции в классе Ивон Лефебюр и защита докторской диссертации по теме «Проблемы исполнительского ритма и агогики в клавирном творчестве Скрябина».

Атанас Куртев ведет активную концертную жизнь. Он дал более 1000 концертов в Болгарии и в 17 странах Европы, Центральной Азии и Японии, среди которых свыше 100 концертов для фортепиано с оркестром. В его репертуаре тридцать монографических клавирабендов от Моцарта до Бартока.

Параллельно с активной концертной деятельностью Атанас Куртев занимается музыкально-исследовательской и текстологической работой. Он автор ряда публикаций в музыкальных журналах и в периодической печати. Под его редакцией и в его переводе издана книга «Пиано, пианиссимо…», включающая избранное из книг Натана Перельмана и Дмитрия Благого. Профессор Атанас Куртев является основателем и почетным председателем музыкальных обществ им.Фредерика Шопена и Сергея Рахманинова, президентом Скрябинского общества Болгарии и зам. председателя общества им.Франца Шуберта, а также соучредителем общества Р. Вагнера.

Атанас Куртев – член жюри более десяти национальных, трех региональных и девяти международных фортепианных конкурсов, в том числе V Международного конкурса пианистов им А.Н. Скрябина в Москве в июне 2012 года. Проводит мастер-классы в восьми европейских странах. Инициатор-основатель шести периодически проводимых национальных конкурсов для пианистов с международным участием:«Фр. Шопен» (Варна) «Фр. Шуберт» (Русе), «Венская классика» и «Классика и современность» (Стара Загора), «Лист – Барток» (София), «Русская музыка» (Плевен), «Шуман – Брамс» (Пловдив).

Его студенты являются лауреатами 80 национальных и международных конкурсов. Проф.Куртев преподавал клавирную стилистику в Университете им. Епископа Константина Преславского в Шумене. Имя профессора Атанаса Куртева внесено в энциклопедию «Научная слава Болгарии».

Почетный член ученого совета музея А.Н. Скрябина в Москве. Указом президента России №1250 от 14.10.2010г. профессор Атанас Куртев награжден медалью А.С. Пушкина за большой вклад в развитие культуры, в 2011г.награжден президентом Польши Кавалерским крестом Ордена за заслуги и вклад в мировую шопениану.


.