Игорь Лазарев: «Правильно выбирать партии – это искусство»

С 14 по 25 апреля в Москве проходил студенческий фестиваль «Фестос», который объединил на сцене студентов ведущих вузов. По официальным данным, «фестоваться» собралось 15 000 участников.

У конкурса множество номинаций — от бардовской песни, джаза, хора и эстрады до оперы. За почти 20-летнюю историю лауреатами конкурса становились певцы, выступающие на главных оперных сценах мира: сопрано Анна Самуил, победительница «Опералии» сопрано Екатерина Лёхина.

igor-lazarev

Солист Музыкального камерного театра им. Б.А.Покровского Игорь Лазарев

Среди лауреатов 2012 года музыкальный журналист Екатерина Андреас обратила внимание на статного молодого баса Игоря Лазарева, студента 4-го курса РАМ им. Гнесиных (класс А.А.Науменко), солиста Музыкального камерного театра им. Б.А.Покровского, спевшего на знаменитой сцене уже шесть партий. Эксклюзивное интервью для Classica.FM мы представляем читателям.

Катя Андреас: Игорь, знаю, что на многих вокальных конкурсах Вы выступаете не в роли участника, а уже в составе жюри. Вы ведь пели уже на Фестосе в 2009 году, и тут вдруг Вы решаете вновь поучаствовать на студенческом конкурсе. Это спонтанное решение?

Игорь Лазарев: В прошлый раз, когда я участвовал, это было не мое решение – тогда я представлял вуз, а теперь у меня самого возникло желание поучаствовать в конкурсе. К тому же в этом году мне понравились требования к участникам, в этом году было подано 120 заявок. Для выступления я выбрал арию Кутузова из оперы Сергея Прокофьева «Война и мир». При первом знакомстве с ней я подумал «Что там петь?». Я слышал ее несколько раз до этого, но в процессе работы над материалом, я понял, что это очень сложная вещь. Может быть это одна из самых сложных арий в басовом репертуаре.

Когда я начал впевать эту арию, совершенно точно понял, что эта ария для высокого баса. У меня голос крепче и немного ниже, поэтому мне пришлось выработать маленькую хитрость: пел по несколько тактов в день и через месяц я уже не испытывал проблем с высокой тесситурой. Обычно в третьей части арии поется форте, но я решил представить полководца в другом образе. Поэтому «мой» Кутузов скорее настроен на философский, нежели на патриотичный лад, он задумчиво вспоминает Москву. В качестве второго произведения я выбрал романс Георгия Свиридова «Роняет лес». Это очень проникновенный и глубокий по смыслу романс. Собственно, он такой, каким и должен быть настоящий романс. Я до сих пор помню все советы Важи Николаевича Чачавы, которые он мне давал.

Катя Андреас: Если я не ошибаюсь, один конкурс уже решительно изменил Вашу судьбу — восемь лет назад после победы на конкурсе Александра Пирогова профессор Консерватории Петр Сергеевич Глубокий рекомендовал Вам поступать в Москву. С этого все началось?

Игорь Лазарев: Восемь лет назад я о Москве даже не думал. После награждения лауреатов на том конкурсе Петр Сергеевич позвал меня и мы пошли в класс. После распевки он дал мне пару ценных советов и сказал: «Поступай в Москву!». По наивности я тогда у него спросил, сколько процентов он может дать, что я смогу поступить в Москву? Сто? Петр Сергеевич сделал паузу и сказал, что не сто. В тот момент у меня сердце замерло. Но потом он сказал, что дает двести процентов!

Я решил поступать и в тот же год я поступил в Академический музыкальный колледж при Консерватории в класс народного артиста России Бориса Николаевича Кудрявцева. На том конкурсе в жюри также была Светлана Григорьевна Нестеренко, и она написала мне на листочке правила итальянского языка. Я его до сих пор вожу всегда с собой…

Катя Андреас: Считается, что заниматься у двух педагогов небезопасно. Первый педагог говорит – одно. Второй – другое. А сам ты думаешь третье. В итоге ощущения путаются, а ведь вокалист ориентируется прежде всего на мышечную память. Расскажите, как Вам удавалось совмещать занятия у Вашего профессора Александра Науменко и в Центре Оперного пения у Галины Вишневской?

Игорь Лазарев: Галина Павловна – гениальная певица и очень хороший человек. Я учился у нее в классе, и мне очень приятно, что она меня никому не передала. Мы занимались два раза в неделю, и она щедро делилась со мной секретами бельканто, рассказывала очень много интересных историй из своей жизни. Я учусь в Академии в классе у Александра Анатольевича, и хожу к нему два раза в неделю. Я очень многому научился у него. Он научил меня быстро и мобильно учить, быть гибким в репертуаре. Он дает мне ценные советы о том, где и какие подводные камни есть в арии, потому что правильно выбирать партии для своего голоса – это искусство.

Катя Андреас: Вы стали солистом камерного театра Покровского, еще учась на третьем курсе Академии Гнесиных? Что удалось Вам сделать в театре за последний год?

Игорь Лазарев: Когда я пришел в театр, мне сразу же дали партию Мазетто в «Дон Жуане» Моцарта, через месяц я должен был уже петь премьеру. Я учил партию и ходил на сценические репетиции. Когда я увидел костюмы и декорации, я влюбился в спектакль. Классическая постановка – это редкость в наше время.

Конечно, я страшно нервничал перед выходом и даже были мысли, что я не справлюсь. Но все прошло отлично. Все получилось благодаря поддержке режиссера и дирижера, которые меня поддерживали на протяжении работы и помогали справиться со сложностью партии. Большое спасибо Михаилу Степановичу Кислярову и Владимиру Ильичу Агронскому!

Затем у меня началась работа в опере Моцарта в редакции Штрауса «Идоменей» в этой постановке был дирижером Геннадий Николаевич Рождественский, и это была вторая наша встреча. Я участвовал еще в одной поставке оперы Чайковского, одной из самых любимых опер композитора, «Черевички», в которой пел партии Пана головы. В театре на данный момент я спел шесть партий, последняя партия была в возобновленном Юлии Цезаре. В театре вообще хорошая атмосфера и отличный коллектив, а это немаловажно для работы.

Катя Андреас: Кроме «Воеводы» Чайковского с Геннадием Рождественским Вы пели в «Силе Судьбы» с Валерием Полянским, а до этого – в опере «Набукко» Верди, которая также была представлена в концертном исполнении. В целом, жанр концертного исполнения у нас прижился?

Игорь Лазарев: Думаю, да. Для меня концертная постановка более сложна, нежели театральная. В концертной постановке ты всегда на виду и как в театре за актерской игрой не спрячешься. Хотел сказать огромное спасибо Валерию Кузьмичу – он был первым, кто поверил в меня, дал мне дорогу в жизнь. Именно благодаря его поддержке я спел оперную партию с симфоническим оркестром.

Катя Андреас: Сейчас половина Москвы перекрыта из-за репетиций к военному параду, на Кремлевской площади стоят танки. Вы несколько лет принимали особое участие в мероприятиях, посвященных Великой Отечественной Войне. Планируете ли Вы вновь выступать со специальной программой песен военных лет «Поклонимся великим тем годам»?

Игорь Лазарев: С этой программой я объездил всю Россию-матушку и везде она принимается очень тепло. Война коснулась всех в те годы, победа далась нелегко, и все до сих пор помнят подвиг наших солдат. Сейчас стараюсь найти в графике свободное время, чтобы вновь поехать по России с этой программой. И поздравляю всех с наступающими майским праздниками!


.