ЛФО в Москве. Вечер первый

Прежде чем рецензировать отдельные концерты III Международного фестиваля Мстислава Ростроповича, который проходит в Москве в 2012 году, нельзя не выразить восхищения насыщенностью его программы.

Можно представить, сколько усилий пришлось приложить его организаторам, чтобы собрать в течение месяца в один город столько великолепных оркестров, дирижёров и солистов.

rudolf-buchbinder

Рудольф Бухбиндер, Владимир Юровский и Лондонский филармонический оркестр

Такого фейерверка коллективов и имён в течение одного месяца в Москве не было давно, если вообще было. Заслуженный коллектив России академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии имени Д. Д. Шостаковича, Государственный академический симфонический оркестр России, Лондонский филармонический оркестр, Оркестр де Пари, Оркестр академии Санта Чечилия, ансамбль Диззи Гиллеспи. Дирижёры — Юрий Темирканов, Владимир и Дмитрий Юровские, Пааво Ярви, Антонио Паппано, скрипач Максим Венгеров, пианист Рудольф Бухбиндер – всех не перечислишь.

А такой букет лауреатов конкурса Чайковского по виолончели в один вечер на одной сцене – вообще трудно себе представить: Давид Герингас, Иван Монигетти, Александр Князев, Денис Шаповалов, Борис Андрианов, Александр Бузлов, Кирилл Родин, Евгений Румянцев. Думаю, что сегодня ни одна специальность не соберет в один вечер на одной сцене столько великолепных исполнителей, как виолончель. Это воистину был парад безусловных звёзд.

Лондонский филармонический оркестр (ЛФО, не путать с Королевским филармоническим оркестром) п/у своего главного дирижера Владимира Юровского дал на этом фестивале два концерта. ЛФО организован в 1932 году сэром Томасом Бичемом. С 1964 года ЛФО является основным оркестром Глайндборнского оперного фестиваля. Первый раз ЛФО гастролировал в Москве в 1956 году. За пультом тогда стоял Адриан Боулт. Вторые гастроли ЛФО под управлением Бернарда Хайтинка прошли в Москве в 70-х годах прошлого века.

Московская публика ожидала гастролей ЛФО с Владимиром Юровским с особым интересом не столько потому, что оркестр сформировали и им руководили выдающиеся дирижёры: Томас Бичем, Эдуард Ван Бейнум, Адриан Боулт, Малколм Сарджент, Джон Притчард, Бернард Хайтнк и др., а потому, что им в течение уже нескольких лет руководит Владимир Юровский, который недавно одновременно стал новым художественным руководителем Госоркестра им. Е.Ф. Светланова. Всем хотелось лично убедиться в том, насколько слава о его мастерстве соответствует действительности.

Как оказалось — полностью соответствует, ЛФО сегодня в великолепной форме. Вне зависимости от принятия или несогласия с некоторыми интерпретациями Рудольфа Бухбиндера или Владимира Юровского, впечатляет, насколько чутко оркестранты слушают и слышат друг друга. Группы первых и вторых скрипок оркестра интонационно едины. Деревянные и медные духовые заслуживают только восхищения. Баланс между группами оркестра очень точный.

В программу первого концерта, состоявшегося 1 апреля 2012 года в Большом зале Московской консерватории, вошли Пятый концерт Бетховена для фортепиано с оркестром «Император» (солист – Рудольф Бухбиндер) и Четвертая симфония Брамса.

Тем не менее, исполнение Пятого фортепианного концерта Бетховена удовлетворения не взывало – ни со стороны солиста, ни со стороны оркестра. Бухбиндер исполнил его, казалось бы, весьма изысканно, но слишком сухо, холодно, остраненно, ритмически абсолютно ровно, без какого-либо живого дыхания. При этом пианистически Бухиндер был весьма хорош, почти безупречен, хотя и к пианизму есть некоторые претензии — в рамках предоженой интерпретации хотелось бы слышать более четко артикулированные пассажи, чем те, что показал Бухбиндер. В. Юровский в аккомпанементе пошел точно в русле интерпретации Бухбиндера – оркестр звучал также ритмично и формально. Но в такое звучание внёс свою долю и дирижёр. Уже вне общей конструкции В. Юровский добавил свою долю жесткости, заставив в концерте литавры все время играть secco.

А вот сольный бис – Транскрипцию Грюнфельда вальса И. Штрауса “Soirée de Vienne” (поначалу я написал, что это были Вариации Леопольда Годовского на тему одного из вальсов Иоганна Штрауса. Спасибо читателю, написавшему под ником Swisslife, за поправку) – Бухбиндер исполнил блестяще по всем параметрам – и техническим, и музыкальным. Здесь присутствовал обворожительной дух Вены, хотя уместность именно такого биса после Пятого бетховенского концерта вызывает некоторые сомнения.

Совершенно иное впечатление произвело исполнение Четвертой симфонии Иоганнеса Брамса. Она прозвучала у В. Юровского яркой, масштабной, при этом не громоздкой. Эта крупная по размерам симфония прекрасно была собрана В. Юровским по форме, но при этом с огромным вниманием к деталям, отчего фактура её приобретает некоторую прозрачность. Такая интерпретация Четвертой симфонии Брамса не только ласкает слух, но дает пищу уму и превращает чисто гедонистическое потребление красивой музыки в серьезную интеллектуальную работу. Это качество, по-видимому, органически присуще манере и дирижёрской концепции Владимира Юровского.

III Международный Фестиваль Мстислава Ростроповича в Москве

Л. ван Бетховен (1770 -1827) – Концерт № 5 для фортепиано с оркестром ми-бемоль мажор, соч. 73 (1811)
Бис: Вальс И. Штрауса “Soirée de Vienne”.

Й. Брамс (1833 – 1897) – Симфония № 4 ми минор, соч. 98 (1889)

Исполнители:
Рудольф Бухбиндер, фортепиано (Австрия)
Лондонский филармонический оркестр (Великобритания)
Главный дирижёр – Владимир Юровский

Большой зал Московской консерватории
1 апреля 2012 года.


  • Swisslife

      Язык изложения поражает своим “богатством” и “логикой”, зацеплюсь за одну фразу : “При этом пианистически Бухиндер был весьма хорош, почти безупречен, хотя и к пианизму есть некоторые претензии — в рамках предоженой интерпретации хотелось бы слышать более четко артикулированные пассажи, чем те, что показал Бухбиндер.” – помогите, автор, понять, что Вы имели в виду? Все предложение представляет собой набор перемешанных друг с другом шаблонов. Смешно писать о “претензиях к пианизму” по отношению к Мастеру, коим является Рудольф Бухбиндер. Критикуя признанного лучшим во всем музыкальном мире интерпретатора Бетховена, удосужились бы изначально подготовиться, почитать больше информации, музыки послушать.  “В рамках предложенной интерпретации” – не знал бы я Бухбиндера, подумал, что на сцене дебютировал ученик ДМШ или того хуже – любитель. Чем дальше , тем хуже – каламбур с “хотелось бы слышать более четко артикулированные пассажи, чем те, что показал Бухбиндер.” – тут изначальные проблемы с русским языком у автора  усугубляются- так была артикуляция или не была? Точнее, как я пытаюсь перевести с русского на русский, она была, но не там, где должна была быть; или все же была там , где должна, но не так четко, как хотелось бы? Запишу себе в блокнот, коллегам показать, как один из ярких примеров о невежестве критика.  Однако, это не последний “шедевр” автора, у которого плюс ко всему у еще и отсутствует элементарное знание музыкальной литературы: “А вот сольный бис – Вариации Леопольда Годовского на тему одного из вальсов Иоганна Штрауса – Бухбиндер исполнил блестяще по всем параметрам – и техническим, и музыкальным.” – какие вариации? какой Годовский? Это была транскрипция Грюнфельда “Soirée de Vienne” ! Сказать СТЫДНО – ничего не сказать. Удаляюсь.

  • demianpoor

        Слышал в записи обсуждаемое исполнение. Формальное и пустое, которое оставило меня совершенно равнодушным к этому гениальному концерту Бетховена. Бухбиндер производит впечатление эдакого австрийского Мацуева, с его эффектными ударами по клавишам рояля, от которых млеют эмансипированные дамочки, сидящие в партере…
       Swisslife! Прежде, чем объявлять г-на Бухбиндера “Мастером” с большой буквы, для начала, послушайте запись “Императора” в исполнении Артуро Бенедетти Микеландежели, или кого-нибудь другого из Великих.

  • Eugenegrosman

    Ну зачем так эмоционально реагировать? Комментатор рискует нарваться на такие же “смешно” и “стыдно”, которыми швыряется сам.Как принять упрёки в “проблемах с русским языком” от того, кто пишет: “примеров о невежестве” и не знает, что такое каламбур?
    Давайте прощать друг другу мелкие ошибки, не брызжа (брызгая?) слюной и не впадая в возмущённый тон советских фельетонистов.
    Я тоже не всегда соглашаюсь с этим рецензентом, но его информированность и уважение к нему в музыкальных кругах России несомненны.
    На рецензируемом концерте я не был, но Бухбиндера слыхивал — и живьём, и в записи. И как раз другие композиторы в его исполнении запомнились ярче, чем Бетховен. Понятно, что мои впечатления субъективны и могут быть ошибочными. 
    Поэтому мне интересно, кто именно признал его “лучшим во всём музыкальном мире интерпретатором Бетховена” — какое жюри выносит такие решения? Лично мне всегда казалось, что такое звание может носить Фридрих Гульда. Или Э. Гилельс, или М. Юдина. Из ныне здравствующих — Г. Соколов.Но в любом случае давайте согласимся, что нет такого “Мастера”, к которому критик не имел бы права высказать претензии, согласны мы с ними или нет. Иначе зачем вообще нужна критика?