Галина Чистякова – «Врагу бы не пожелала оказаться на месте этих детей»

Одна из бывших учениц Рябова, Галина Чистякова, известная молодая пианистка, лауреат множества конкурсов, написала открытое письмо в защиту своего педагога — пианиста Анатолия Рябова, суд над которым идёт в эти дни в Московском городском суде.

Галина — лауреат 18 международных конкурсов, четырём первым из которых обязана Анатолию Яковлевичу — завоевала эти награды, учась у него. Сегодня Галина — аспирант Московской государственной консеватории им.Чайковского, студент международной академии «Incontri col Maestro» в Италии, член общества А.Н.Скрябина в Москве.

galina chistyakova

Пианистка Галина Чистякова

Открытое письмо Галины Чистяковой

Я не могу больше смотреть на то, как мучают Анатолия Яковлевича. Каким пыткам подвергается вырастивший меня человек и его семья. С утра и до ночи болит сердце за него и всё думаю, наверное, это хорошо, если болит — возможно, когда я беру хоть каплю его боли на себя, ему становится пусть и немного, но легче.

Я не понимаю и не хочу понять мотив людей, совершающих такое тяжкое преступление, а именно — убийство собственного учителя. Ведь наш Рябов всю свою жизнь душу отдавал ученикам, относился к ним, как к своим родным детям. Весь класс был одной большой семьей! Сейчас, уже так давно окончив школу, я чувствую себя беспомощным слепым щенком, у которого отняли родителя и надежду снова его обрести.

Я не понимаю, где «травмированные» дочки отсиживаются, чего они ждут. Они уже достаточно взрослые, чтобы иметь, по крайней мере, доступ в интернет и высказать, наконец, свою позицию, а не позицию их мамаш. Я наслышана, что мать Корнийчук избивала своего ребенка так сильно, что та лежала в больнице. Разве это не насилие? И куда в этот момент смотрел папа?

Я знаю, что Таня Юрьева вообще никогда не училась в классе Анатолия Яковлевича. Я слышала под дверью зала суда слезные вопли госпожи Юрьевой-старшей о насильственных действиях со стороны Рябова к её дочери, а позже видела, как эта дама со своим сопровождением, выходя из зала суда, хихикала и перешептывалась – мол, «здорово я сегодня выступила, а?».

Чем является такое воспитание собственного ребенка? Примером для подражания? Опять же, куда смотрел отец? Или, может, узнав о деле Владимира Макарова, после экспертизы ОЗОНа они испугались, что их обвинят в насилии к собственным детям и окончательно решили скрыться за спиной школьного учителя?

На каждое заседание в Мосгорсуде собираются сторонники Анатолия Яковлевича, все волнуются о его здоровье, интересуются ходом дела, возмущаются несправедливостью. Но ещё никто и ни разу не видел никого из защитников стороны обвинения, в том числе отцов девочек.

Интересно, сколько можно прятать своих «любимых» мужей и детей? Хоть бы поберегли их, действительно, показали общественности! Одумайтесь, ваши дети всю жизнь будут вынуждены прятаться. Даже когда вы уже не сможете им «помочь».

Господи, в каком положении теперь эти молодые пианистки… Врагу бы не пожелала оказаться на их месте. Вопрос к матерям, оставленный без ответа: как можно оставить своего ребенка учиться в ЦМШ, зная о том, что за предательство собственного учителя его глубоко презирают? Вопрос и к 15-летним зомбированным «потерпевшим»: вы действительно уверены, что глубокое и продолжительное доверие и уважение одноклассников можно завоевать, раздавая им деньги и конфеты?

Я училась в ЦМШ 12 лет и знаю эту школу изнутри. Общаясь сейчас на эту тему со своими одноклассниками, понимаю, что мы, матерые цирковые слоны, таких слабых кроликов, как они, пнули бы питонам на корм при любом удобном случае. Поверьте, ЦМШовцы ничего не забывают. Это не угроза, а предостережение.

И помните: если нам судья — Ткачук, то вам — Всевышний.


.