«Можете не петь – не пойте». Мастер-класс Дмитрия Вдовина

Мастер-классы с участием известных педагогов стали неотъемлемой частью Зимнего фестиваля искусств в Сочи с первых его лет. Направлены они в первую очередь молодым музыкантам из самого Сочи.

Начиная с 2011 года, с появлением видеоконференций, мастер-классы сочинского фестиваля распространились на несколько городов.

dmitry-vdovin6 февраля 2012, в 12 утра в Органном зале Сочи состоялся мастер-класс Дмитрия Вдовина, руководителя молодёжной программы Большого театра. Благодяря партнёрству фестиваля с компанией «Ростелеком», организовавшей режим видеоконференции, одновременно наблюдать происходящее и непосредственно участвовать в мастер-классе могли в Перми, Ярославле, Новокуйбышевске и Пензе — в каждом из этих городов были установлены камеры и видеоэкраны.

Дмитрий Вдовин — один из самых известных и востребованных вокальных педагогов в России. «Мы все молимся на него», заметила Нара Ширалиева, ведущая телеканала «Культура», находившаяся все эти дни в Сочи — именно она вела мастер-класс на сцене Органного зала.

Вдовин очень рано занялся музыкальной педагогикой, хотя уже до этого изучил несколько музыкальных профессий — пианист, театральный критик, менеджер. Профессию вокалиста, таким образом, знает во всём её многообразии. Вдовин работал в Хьюстонской опере, опере Сан-Франциско, находится в контакте с молодёжными программами театров Ковент-Гарден, Опера де Пари и практически всех других крупнейших оперных домов мира.

По его собственному неожиданному признанию, Вдовин не любит мастер-классы, особенно открытые. Объяснение простое — урок с вокалистом есть занятие деликатное, даже интимное. Исполнители же люди ранимые, замечания иногда воспринимают болезненно остро. Публичность лишь усиливает это. Может возникнуть зажатость, при стрессе положительные качества ускользают. Однако лучше ничего не придумано, поэтому мастер-классы были и остаются востребованными и широко распространёнными во всём мире. Основные тезисы от Дмитрия Вдовина мы приводим в этом материале.

Сегодня профессия певца кардинально изменилась. Изменилась вместе с жизнью внутри и за пределами концертного зала. 100 лет назад певцу не приходилось конкурировать с конферансье, который объявляет номер в микрофон. Шум на улицах, включенный телевизор, рок-концерты — уровень громкости окружающего звукового фона неизмеримо вырос, как вырос и состав симфонического оркестра.

Вместе с тем, что слышится из колонок, публика тоже потеряла вкус к хорошему пению, со всеми оттенками тембра. Но сегодня важно не только иметь сильный и красивый голос — при недостатке интеллекта даже наличие этих качеств может через несколько тактов сделать однообразное выступление скучным. Сегодня певец — это прежде всего артист, ведь сама опера — это слияние музыки, драматического искусства, литературы, танца.

Важнейшая вещь, обязательная для любого оперного певца, — это образование. «Мало уметь петь, нужно понимать, что происходит на сцене, иначе это чревато провальными куазусами, которые происходят на сцене нередко, хотя в таких случаях стараются не выноситься на публику, циркулируя в своей среде. «Певец должен знать, кто такой Гекуба и что ему Гекуба», уверен Дмитрий Вдовин.

В образование входит и безукоризненное знание иностранных языков. Правильное произношение чрезвычайно важно для передачи музыкального содержания, поскольку язык диктует стиль. Итальянский и французский нужно знать в тонкостях. К примеру, в итальянском языке прямые звуки невозможны — только вибрато. Если же быть внимательным к произношению, языки ответят благодарностью и выстроят саму технику в правильном направлении.

Следующее важнейшее условие успешности в постижении профессии — воспитать вкус, научиться отделять хорошее от плохого. Плохой художественный вкус не даст возможности стать хорошим певцом, как и люди с низменными чувствами не станут хорошими певцами — они должны быть людьми благородными.

Крайне важно разбудить фантазию. Нужно быть художником, выстраивая свой номер. «Здесь я растеряна. Здесь я собираюсь с силами. Здесь — иду в бой!» – даёт Вдовин совет Екатерине Богачёвой, солистке сочинской филармонии, исполнившей «Романс» Сантуцци из оперы Масканьи «Сельская честь».

Естественность — лучшее, идеальное состояние артиста на сцене. Безусильное внешне действие при выполнении сложнейшей задачи даёт самый сильный эффект, достигает максимального художественного результата. Нельзя слишком расслабляться, но нужно быть естественным. Серединная формула — это смесь энергии с расслаблением.

Зажимы — главный враг вокалиста. Чтобы справиться с ними, у певца есть два самых эффективных, причём бесплатных учителя — зеркало и видеокамера. Балетные танцоры всегда репетируют с зеркалом. Выпученные глаза, руки крюком, переминания с ноги на ногу, сморщенный лоб — всё это нужно убирать, но нужно прежде увидеть в зеркале.

Не менее важен второй педагог — видеокамера. Нужно слушать свой голос. Собственный голос в записи не нравится его обладателю, даже если он прекрасный. Нужно слышать себя со стороны — ведь в отличие от инструменталистов, вокалисты не слышат свой настоящий голос.

Нужно учиться правильной проекции звкуа, ведь даже небольшой голос может быть полётным. Как и наоборот; часто случается, что певцы поют громко в небольшом зале, затем выходят на сцену, а звука нет. «У самой великой певицы, Марии Каллас, — не самый красивый голос, не самый большой» – напомнил Вдовин.

Нужно учиться правильно планировать творческий путь. Карьера певца должна быть рассчитана надолго, и выбор репертуара здесь очень важен. Если тенор в двадцать три года будет петь Германа или Отелло, что он будет петь в 43?

Одна из неприятных особенностей профессии, самая трудная — ожидание. Томительное ожидане — часть профессии вокалиста. Ожидание нужной роли, партии, спектакля — очередь огромна. Всё время этого ожидания нужно тратить на образование. Нужно много слушать, и не только вокалистов — скорее наоборот. Айзек Штерн когда-то говорил ученикам: «Не надо слушать скрипачей. Лучше ходите в оперу». То же самое, со знаком наоборот, нужно выбирать певцам — не нужно слушать певцов, чтобы не перенимать их ошибки. Лучше слушать больших мастеров-инструменталистов.

В заключение – несколько советов общего характера от Дмитрия Вдовина.

  • Для мастер-класса нужно иметь ноты, причём в 3-х экземплярах — себе для заметок, пианисту и педагогу. Педагог не может держать в голове абсолютно всё.
  • Для прослушивания нужно иметь 4-5 произведений разных жанров. Для первого прослушивания, которое, как правило длится до конца, лучше выбирать короткое произведение. Тот, кто слушает, ещё не знает, насколько вы хороши; если совсем не хороши, арию Елизаветы и Филиппа из «Дона Карлоса» слушать придётся довольно долго. Вряд ли это будет ему приятно.
  • Не нужно бороться с волнением, если оно не чрезмерно. Волнение украшает выступление.
  • Для певца дыхание важно, но певец — не насос. Если тренировать одну лишь силу звука, ничего хорошего не выйдет. Важно найти правильный баланс дыхания и артикуляции, которая является оформлением выступления.
  • Публика должна видеть лицо. Негласное правило — лицо должно быть открытым.
  • Петь нужно и глазами тоже. Глаза показывают, насколько исполнитель органичен, искренен в своём образе.
  • Исполнителю нужно держать в голове всё произведение целиком, чтобы выстроить форму — так, как на это был способен Моцарт.

Попасть на оперную сцену стремятся очень многие, однако часто люди не дают себе отчёт в том, что это тяжёлая и неблагодарная профессия. Мир классики всё труднее, нужно быть готовым к тяжёлому труду и большим жертвам. Он не даст больших заработков – конкуренция огромна.

Оперный исполнитель не может позволить себе очень многие вещи, привычные обычному человеку, такие как прохладные напитки в жару. Несчастные певцы полные, потому что мало двигаются — на улице то холодно, то жарко, они вынуждены много времени находиться в помещении.

К тому же оперный певец — самый зависимый человек, который должен ладить со всеми — продюсером, дирижёром, директором театра. Он зависим от агента, который настаивает на репертуаре; от режиссёра, который, особенно в современных постановках, может заставлять петь в неудобных позах, выходить в страннных одеяниях или вовсе без них, требовать иные немыслимые вещи.

«Когда меня просят прослушаться с тем, чтобы дать совет – стоит петь или нет, я сразу могу твёрдо ответить — не стоит. Если можете не петь — лучше не пойте. В профессию нужно идти, когда не петь не можете».


.