Когда печально говорить – второй концерт молодых композиторов

27 мая в Большом зале московского Дома Композиторов молодые авторы, без пяти минут дипломированные специалисты – выпускники Московской консерватории, представили на суд публике и госкомиссии свои симфонические опусы.

Второй концерт выпускников (первый состоялся 18 мая) вновь представлял Симфонический оркестр Министерства обороны РФ, за дирижерским пультом – Заслуженный артист России Николай Соколов.

27 мая. Большой зал московского Дома Композиторов

По сравнению с предыдущим, фактически провальным с точки зрения исполнения выходом под свет софитов, на этот раз сложилось впечатление, что всё может быть (и могло быть в первый раз) не так плохо.

Концерт открылся сочинением Зои Костылевой «Vento del Vento» для оркестровых и электронных звуков. Следом за ним предстали «Пассакалия» Владимира Королевского и симфонический фрагмент «Reggst» Николая Попова, на возвышенной, сакральной ноте которого завершилось первое отделение. Во втором прозвучала симфоническая поэма «Воскрешение» Павлины Шишко, холодные «Гималаи» по картине Николая Рериха Жуйхань Ян и Симфония №1 Су Инде.

В очередной раз хочется отметить, что музыка подобного рода для восприятия слушателями, не слишком приученными к современным техникам композиции, довольно сложна, отчего уровень её исполнения становится определяющим. За плохим качеством игры и несоблюдением элементарных авторских ремарок композиторская мысль, даже самая яркая, остается беспомощной, и, к сожалению, невысоко оцененной.

На этот раз оркестр хотя бы немного потрудился над исполнением композиторской воли – но, увы, недостаточно. Вновь приходилось отмечать проблемы динамики: так, например, соло концертмейстера в «Reggst’е» Николая Попова было бы замечательным, если бы у публики была возможность услышать его не как фон для сопровождающих голосов. И это, увы, не единичный случай. Грустно, что приходится говорить как об основополагающих вещах, так и, быть может, цепляться к мелочам, – но исполнители, жующие на сцене жвачку или громко общающиеся во время исполнения музыки – зрелище удручающее.

Приходится говорить и о весьма самовольной трактовке сочинений – что с одной стороны хорошо, но, да простят меня читатели, всё-таки не при живых авторах, присутствующих в зале. Ведь это нечестно хотя бы по отношению к публике – не дать ей услышать именно композиторскую волю, тем самым лишив её уникальной возможности узнать истинные мысли сочинения не из учебников по истории музыки в далеком будущем, а здесь и сейчас, что называется, собственными ушами.

А ведь подобный концерт – для кого-то первый серьезный «выход в люди», благодаря халтурному и незаинтересованному исполнению рискующий остаться единственным.


.