Кент Нагано и Bayerischres Staatsorchester в Москве

Начало концертного сезона 2010-11 года в Москве ознаменовалось 27 сентября значительным для московских меломанов событием.

kent nagano

Кент Нагано и Оркестр Баварской государственной оперы в Москве

В рамках европейского турне Оркестра Баварской государственной оперы (Bayerischres Staatsorchester) прошло выступление коллектива под управлением своего художественного руководителя и главного дирижёра Кента Нагано (США) в Концертном зале им. Чайковского.

Программа концерта была весьма изысканной: Рихард Штраус – «Метаморфозы», Этюд-адажио для 23 солирующих струнных инструментов и Симфония №7Антона Брукнера.

Главной площадкой оркестра является Баварская государственная опера в Мюнхене. Оркестр – один из старейших в Европе, его историю можно документально проследить с 1523 года, когда кантором Придворной капеллы баварского герцога Вильгельма стал композитор Людвиг Зенфель. Первым знаменитым руководителем Мюнхенской придворной капеллой с 1563 г. был Орландо ди Лассо. В репертуар Придворной капеллы того времени входила главным образом церковная музыка, однако у же в 1653 году при открытии нового Мюнхенского театра оркестр впервые исполнил оперу итальянского композитора Дж. Б. Маццони «L’Arpa festante».

Высоким уровнем баварского оркестра восхищался после мюнхенской премьеры «Идоменея» Вольфганг Амадей Моцарт. С 1811 года оркестр, кроме оперных спектаклей, стал проводить и симфонические концерты. В годы правления короля Макса I в обязанности придворного оркестра в равной степени входило исполнение церковной, театральной, камерной и развлекательной музыки. В период правления Людвига II история оркестра тесно связана с именем Рихарда Вагнера. До открытия Байройтского театра здесь под управлением главного дирижёра оркестра Ганса фон Бюлова состоялись мировые премьеры опер Вагнера: «Тристан и Изольда», «Нюрнбергские мейстерзингеры», «Золото Рейна» и «Валькирии». Премьера «Парсифаля» уже в Байройте была исполнена оркестром под управлением его главного дирижёра Германа Леви.

За дирижерским пультом оркестра стояли Иоганнес Брамс, Рихард Штраус, Феликс Моттль, Бруно Вальтер, Ганс Кнаппертсбуш, Клеменс Краус, Георг Шолти, Ференц Фричай, Йозеф Кейльберт, Вольфганг Заваллиш, Карлос Клайбер, Зубин Мета. Кент Нагано руководит Баварским государственным оркестром с 2006 года.

Чуть менее недели назад «Метаморфозы» звучали на этой же сцене в исполнении Оркестра Мариинского театра под руководством Валерия Гергиева. Это было хорошее, точное по интонации и эмоционально яркое и интересное прочтение. У баварцев и Нагано «Метаморфозы» прозвучали по иному – сдержанно, но не менее трагично. Музыка Рихарда Штрауса более органична для немецких музыкантов – это факт их недавней истории. Традиции исполнения музыки Штрауса в Мюнхене сильны как нигде, ведь он жил и творил в этом городе. У оркестрантов более высокая общая культура звука – 23 струнных инструмента звучали просто волшебно. Но трагизм здесь был не таким открытым, как у Гергиева, а более внутренним, свойственным общей манере музицирования Кента Нагано, избегающего чрезмерных динамических контрастов.

Это произведение – печальный реквием гибнувшей на глазах Рихарда Штрауса высокой культуры. «Метамофозы» – фактически его предсмертное сочинение. Оно было закончено в конце 1945 года, после чего Штраус написал только «Четыре последние песни» в 1948 году, а в 1949 году скончался. У Нагано явственно и неоднократно слышна тема траурного марша из Третьей симфонии Бетховена – она же не потерялась и у Гергиева. Но вот две другие цитируемые темы: из вагнеровского «Тристана и Изольды» и собственной последнее оперы Штрауса «Арабелла» прозвучали у баварцев более внятно, что неудивительно, учитывая давние традиции исполнения ими цитируемых сочинений. Восхитила непрерывность и плавность всей линии этюда-адажио, как определил жанр этой пьесы автор, которая нигде не испытала переломов. Звук струнных, поначалу светлый и даже несколько бесплотный, чем то напоминающий Adagietto Пятой симфонии Малера, постепенно уплотнялся и темнел, становясь трагическим, но при этом оставался мистически прекрасным.

Не менее интересным и совершенным стало исполнение Седьмой симфонии Антона Брукнера, в интерпретации которой Нагано проявил безупречное чувство формы, что непросто для симфоний этого композитора. При всей сдержанности дирижерской манеры Нагано произведение не утратило своего позднеромантического аромата. Поразительно, как внешне скупым жестом, особенно левой руки, Нагано выводит оркестр на кульминации, не позволяя ни единой вульгарной ноты на мощнейшем форте.

Струнная группа была великолепна, но все затмило невероятное качество звучания медных. Блистательно ярко и при этом идеально чисто играли валторны. Не уступали им трубы, тромбоны и даже туба. Поразительно точно и безупречно были исполнены крещендо – казалось, что форте вырастает из оркестровой ткани как мощный идеально ровный ствол мачтовой сосны, распускающийся потом в пышную ровную крону. Все части симфонии прозвучали как единое целое, безупречно по звуку даже в непростых акустических условиях Зала им. Чайковского. Сам же Кент Нагано позиционировал себя не как диктатор над оркестром, а сливался с ним, не теряя при этом своей интравертной индивидуальности.

Несмотря на то, что концерт Баварского государственного оркестра состоялся в начале концертного сезона, он останется одним из самых ярких его событий. А Кента Нагано московские слушатели увидят за пультом Российского национального оркестра (РНО) в ближайшее время еще дважды: 1 ноября в концертном исполнении «Валькирии» Вагнера и 5 ноября в концерте, посвященном 20-летию РНО.