Вазген Вартанян

Вазген Вартанян на современном Олимпе фортепианного исполнительства уже занял прочную репутацию «универсального», «свободного» и «неординарного» пианиста. Еще будучи студентом Московской консерватории он был удостоен степени Магистра изящных искусств — «Master of Fine Arts Degree» в Джульярде, получив полную стипендию. Вартанян обучался у знаменитых музыкантов — профессоров Льва Власенко, Дмитрия Сахарова и Джерома Ловенталя, впитав в себя лучшие традиции русской и европейской фортепианной школ.

Сегодня молодой музыкант востребован в Европе, ведь многим кажется, что ему подвластно все – от хоралов Баха до ультрасовременной виртуозной музыки. Гастроли Вартаняна проходят с огромным успехом, ни один концерт не обходится без резонанса и полемики в музыкантской среде. Как и положено яркому таланту, диапазон сопровождающих концерты и записи отзывов широк – от восторга до жёсткой критики, а также уничижительной критики тех, кто смеет критиковать со стороны тех, кто восторгается. Его трактовки классических произведений всегда непредсказуемы, часто новаторские, – впрочем, чаще вполне убедительны.

На таком фоне Classica.FM прослушала и оценила опубликованный недавно CD Вазгена Вартаняна, записанный на концерте в Малом зале Московской консерватории год назад, 10 мая 2009 года. В диск включено 12 произведений композиторов разных эпох, стран и направлений. Музыкальная палитра весьма пестрая: «Экспромт-фантазия», Анданте спинато и «Большой Блестящий полонез» Фредерика Шопена; Прелюдия из кантаты №12 Баха «Weinen, Klagen, Sorgen, Sagen», «Венгерская рапсодия» №15 и «Ракоци-марш» Ференца Листа; «Элегия», «Прелюдия» соль минор и «Полька» Сергея Рахманинова; фрагменты из оркестровой сюиты на музыку из балета «Смерть ростовщика» Толибхона Шахиди; Адажио из сонаты «Quasi una fantasia» Людвига Ван Бетховена.

Не будет преувеличением сказать, что почти все произведения, записанные на диске – хиты классической музыки, многие из которых на слуху меломанов едва ли ни с детства. Что уж говорить про профессионалов, которые изучали и сравнивали различные интерпретации прелюдий Рахманинова и рапсодий Листа великими пианистами? Молодой музыкант поставил перед собой непростую задачу – заново прочесть классику. Конечно, желание каждого исполнителя, берущегося за такие шедевры – сказать свое новое слово: априори желательно, чтобы это слово было услышано и принято.

Справился ли Вартанян с этой задачей? Прослушав диск даже единожды, многие моменты исполнения врезаются в память. Так, его трактовку знаменитой «Элегии» Рахманинова можно узнать по первым тактам. Чем она так примечательна? Ответ прост: свободой прочтения нотного текста; часто, однако, выходящей за рамки корректности по отношению к композитору. Многие критики поощряют подобную «романтическую» интерпретацию, поскольку пианист видит якобы не ноты, а «душу», сущность музыки, ради которой фиксированным текстом можно и пренебречь. Это заблуждение, идущее от незнания элементарных вех истории нотации. Действительно, в эпоху Барокко нотный текст воспринимался как «остов», «скелет» музыки, и мастерство исполнителя заключалось в том, насколько он способен украсить музыку, на которую композитор лишь намекал в нотах и мог даже «импровизировать» на «заданную» тему. Уже Бетховен требовал внимательного и бережного отношения к тексту, а композиторы-романтики выписывали уже все до мельчайших подробностей, стараясь максимально приблизить нотную запись к желаемому звучанию своего опуса.

«Вольное обращение с текстом никогда не выведет ваше исполнение за рамки любительского, никогда не придаст художественной ценности» – так наставлял С. Рихтер своих учеников. Сегодня в погоне за новизной молодые исполнители часто забывают эту заповедь. И напрасно. Трактовка Элегии, написанной 19-тилетним Рахманиновым, не лишена оригинальности, хотя трагизм на грани истерики в кульминации в этом раннем сочинении не совсем уместен. Эмоциональность, яркость, открытость, взаимопонимание с любой аудиторией – визитная карточка исполнительского стиля Вартаняна – как и многих молодых музыкантов новой генерации, в совершенстве владеющих виртуозным пианизмом. Иногда эти качества заслоняют собой многие другие критерии, по которым можно судить о качестве исполнения или адекватности новой трактовки. Исполнение, которое преподносит пианист здесь и сейчас, ввергая публику в состояние экстаза, не всегда сохраняет это впечатление по прошествии времени. Сколько было исполнений, рассчитанных на эпатаж, эффект взорвавшейся бомбы, после которой остается лишь дым? Вспомнится ли это исполнение через много лет или будет забыто, как только кто-то другой сыграет ещё ярче, быстрее, эффектнее?

Исполнение произведений Шопена и Листа оставляет благоприятное впечатление даже для придирчивого критика. Кажется, что именно эти композиторы наиболее близки пианисту. Чувство стиля, утонченность, динамическая нюансировка, совершенство технической стороны – все это действительно производит хорошее впечатление. Здесь Вартанян более традиционен и «академичен», и в данном контексте подобное определение не звучит как порицание.

Трактовки Вартаняна фрагментов из оркестровой сюиты на музыку из балета «Смерть ростовщика» Толибхона Шахиди – убедительно и ярко. Вкрапление же фрагмента бетховенской сонаты вызывает недоумение. Непонятно, зачем понадобилось музыканту включать в диск только Адажио из сонаты «Quasi una fantasia»? Хочется напомнить, что все части «Лунной сонаты» – единое целое, соната лишь формально разделена на 3 части. По замыслу композитора части объединены единым тональным планом, интонационно-тематическими параллелями. Да и драматурги цикла такова, что требует проживания исполнителем и слушателем всей музыки сонаты, от первой до последней ноты. Поэтому помещение на диск только первой части сонаты кажется некорректным шагом ни по отношению к музыке, ни по отношению к замыслу композитора. Чем руководствовались составители диска – тем, что «в народе» известна и популярна именно первая часть? Впрочем, нельзя не отметить, что исполнение в целом не лишено одухотворенности.

Свобода интерпретации – абсолютное право творческого талантливого исполнителя. Вкусы публики и критиков могут не совпадать, и это естественно. Цель же рецензента – помочь людям сориентироваться в пестром мире музыкальных новинок, оценить и составить свое мнение, руководствуясь не эмоциями, но интеллектуальным опытом. Наши обзоры записей классической музыки становятся постоянными – читайте Classica.FM, комментируйте материалы, обсуждайте их в нашем форуме.

Вазген Вартанян
Концерт в Малом зале Московской консерватории 10 мая 2009 года

  • 01. Фредерик Шопен. Экспромт-фантазия до-диез минор, соч. 66;
  • 02. Фредерик Шопен. Анданте спинато и Большой Блестящий полонез, соч. 22;
  • 03. Ференц Лист. «Weinen, Klagen, Sorgen, Sagen», прелюдия из кантаты №12 И.С. Баха;
  • 04. Ференц Лист. Скерцо и марш;
  • 05. Сергей Рахманинов. Элегия, соч. 3 №1;
  • 06. Сергей Рахманинов. Прелюдия соль минор, соч. 23 №5;
  • 07. Сергей Рахманинов. Полька В.Р.;
  • Толибхон Шахиди – три фрагмента из оркестровой сюиты на музыку из балет «Смерть ростовщика», транскрипция Вазгена Вартаняна
  • 08. Кори
  • 09. Дуэт
  • 10. Царица денег
  • 11. Людвиг Ван Бетховен. Соната «Quasi una fantasia» до-диез минор, соч. 27. Адажио.
  • 12. Ференц Лист. Венгерская рапсодия №15 «Ракоци-марш», обработка Владимира Горовица.

Аудио: Сергей Рахманинов – Элегия, соч. 3 №1.
[powerpress]http://www.classica.fm/media/vartanyan/rachmaninov-elegie.mp3[/powerpress]


.