Михаил Рыба – «Танцевальная музыка Баха»

Нетривиальное и даже несколько провокативное название своему клавирабенду 25 апреля 2010 года в Камерном зале Московской филармонии дал солист МГФ Михаил Рыба: «Танцевальная музыка И.С. Баха». michael rybaМы все привыкли считать музыку Баха чем-то вроде небесного откровения – и это в сущности верно, но форма этого откровения зачастую самая земная, а в этом случае у Баха – именно танцевальная. Мы редко задумываемся, что большинство частей сюит, сонат и партит И.С. Баха имеют танцевальные названия, да и соответствующие ритмические рисунки. Allemande, Courante, Sarabanda, Сицилиана, Менуэт, Гавот, Жига – всё это названия старинных танцев. Так, например, Sarabanda – это испанский траурный танец, и исполнялся он на похоронах. Не зная его генезиса, невозможно точно передать характер этой музыки.

Еще до начала концерта несколько удивил непривычный для сольных фортепианных концертов вид сцены – рояль стоял с закрытой крышкой. И оставался в таком состоянии в течение всего концерта. М. Рыба – единственный, насколько известно, кто решился на такой шаг – и он был выигрышным в неравной борьбе пианистов с пресловутым Bösendorfer’ом, стоящим на сцене Камерного зала, ставшим камнем преткновения для многих пианистов. Обычно он гудит, подзванивает струнами. Мало кому удается его обуздать: Михаил Рыба в числе тех, кому это удалось.

Программа открылась Концертом в итальянском стиле фа мажор, BWV971, исполненном с хорошим чувством стиля. Очень по своему М. Рыба исполнил Партиту №2 до минор BWV 826. Во-первых, несколько приглушенным звуком, активно используя левую педаль, чего сегодня пианисты делают редко, хотя именно при исполнении музыки Баха ее применение наиболее оправдано. Левая педаль как бы «подсушивает» звук, приближая его к клавирному звучанию, что особо уместно в Бахе. Во-вторых, оправданы были избранные темпы, особенно замедления в Сарабанде. И еще – были сглажены акценты на сильных долях. Получалось линеарное звуковедение, что здесь показалось убедительным.

Во втором отделении интересно были исполнены транскрипции Александра Зилоти хоральной прелюдии си минор из «Нотной книжки Вильгельма Фридемана Баха и Леопольда Годовского, Сицилианы из сонаты №2 для флейты и клавира, BWV 1028.

Кульминацией концерта стало исполнение Партиты №6 ми минор, BWV 830. Она, в отличие от камерной Партиты №2, более монументальна и позволяет большую звучность. В ней М. Рыба продемонстрировал великолепный пианизм и чувство формы. Его форте было благородным и наполненным, но ни разу не было грубым и ударным. И в Шестой партите центром эмоционального напряжения стала сарабанда, разрешившаяся потом жигой.

Вообще, сыграть целиком программу из сочинений И.С. Баха – это огромная эмоциональная нагрузка – и для пианиста, и для слушателя. Для разрядки этого напряжения Михаил Рыба для бисов выбрал романтическую музыку: не без блеска была исполнена Экспромт-фантазия Шопена, очень лирично – авторская транскрипция рахманиновского романса «Сирень». Менее удачно из-за особенностей рояля прозвучала «Кампанелла» Паганини-Листа – в крайнем верхнем регистре рояль звучал как ксилофон. Зл приветствовал Михаила Рыба стоя – и было за что…