Михаил Казиник – «Где кончается речь, начинается агрессия…»

Classica.FM публикует интервью с живущим в Швеции Михаилом Семёновичем Казиником – музыкантом, общественным музыкальным деятелем и просветителем, консультантом Нобелевского концерта, который провёл в начале ноября в Москве несколько лекций. Перед отъездом в Швецию с Михаилом Семёновичем побеседовал главный редактор Classica.FM Евгений Бойко.

Е. Бойко: Вы не так часто бываете в России, и в последний приезд провели несколько концертов-лекций о классической музыке и музыкальной культуре. Прошли они при полном аншлаге, причём, насколько знаю, вместо запланированных двух их было пять, и билетов на них было не достать. Ваши взгляды на музыкальную культуру необычны и находят отклик в стране, где уровень музыкальной культуры оставляет желать лучшего. Популярность классики низка, и тут важнее чем сетовать, нужно понять – почему? Связано ли это с традициями исполнительства, музыкального образования?

Михаил КазиникМ. Казиник: В учебных заведениях считается, что человек должен получить некую информацию о музыке, узнать определенные вещи. Для меня этот момент всегда был последним. Когда я написал книгу, то в ее основе был дух и некая волна. Мне было важно, чтобы человек, читая, почувствовал себя гармонично. Моя задача в том, чтобы показать и доказать, что всякое творение искусства – и музыка как ее вершина – является гигантским невероятно вибрирующим передатчиком. Этот передатчик через гениальных людей дает нашему организму, духу гигантскую связь с идеей космичности, значимости, гармонии, внутреннего содержания. Это самое важное.

Человек – это приемник, который принимает космические, творческие волны, идею любви и. т. д. Интересно, что такое явление как любовь с первого взгляда уникально тем, что главное в нем не взгляд, а волна, энергия, которая исходит от человека, в том числе и через глаза. И вот в эту энергию я верю. Я ее знаю. И задача моя, в первую очередь, не научить, – люди потом сами включат компьютер, откроют книгу и получат необходимую информацию. Моя задача – влюбить!

Е. Бойко: В отличии от лёгкой музыки, классика не приемлет пассивного восприятия. Человек должен заставить себя думать на концерте, включить рассудок и сердце. Как научить человека слушать музыку?

М. Казиник: Если приходит понимание того, что такое классическая музыка как форма энергии, как форма божественного откровения, то тогда происходит раскрытие тайны, а это ведет к свободному творению, полёту. Человек только тогда свободен, когда он познает самые уникальные, самые глубинные структуры музыки. Представляете, как Бах создавал свою музыку? Он понимал значение каждого звука, который он писал. Музыканты пытаются не только исполнить Баха, но раскрыть его секреты. Работая над Баховскими опусами, они доходят до каких-то глубин. Выходят на эстраду, играют, и считается, что слушатель в зале понимает всё, весь творческий процесс. Но ведь нет! Этого не бывает! А моя задача как раз в том, чтобы помочь человеку оказаться гениальным приемником. Чтобы он сидел в зале и слышал не только звуки, не только музыку, но всю обертоновую систему космоса Баха.

Е. Бойко: Может быть, проблема и в исполнителях? Русская публика благожелательна и не скупится на аплодисменты, но ведь далеко не каждое исполнение действительно талантливо и эмоционально насыщено.

М. Казиник: Все зависит от личности исполнения. Наше слышание и представление того или иного произведения напрямую зависит от того, кто находится по ту сторону сцены, кто нам это представляет. Вторая часть соль-мажорной сонаты Моцарта всегда мне казалась какой-то слабой и простоватой музыкой. Я слышал ее во многих исполнениях, и только когда я сам начал над ней работать, то понял, что это одно из самых гениальных и сильных произведений композитора.

Е. Бойко: Не думаете ли вы, что классическая музыка сейчас в некотором роде «вещь в себе»? Исполняют её те, кто получил музыкальное образование, слушают большей частью те, кто имеет отношение к музыке, а общество в целом малознакомо с этим искусством. В любой просвещённой стране имена композиторов стоят в одном ряду с именами литераторов, философов, живописцев. Если в средней школе литературу изучают, то музыка не является обязательным предметом. Вот основы религии собираются вводить, а ведь любая религия – это прежде всего идеология, а не культура.

М. Казиник: Музыка должна быть в школе главным предметом. Об этом нам говорит вся античная культура. В числе семи свободных наук на первом месте стояла музыка и риторика вообще. И логика к ним еще прибавлялась. Если человек их осваивал, то считалось, что он представитель демоса. Если нет, то он принадлежал охлосу. Это была большая часть истории цивилизации вообще. Что касается музыки, то у меня есть две принципиальные позиции. Во-первых, немедленно в школу ввести музыку как главный предмет, географию надо изучать через музыку, историю – тоже через музыку. Ведь не полезными ископаемыми характеризуется та или иная страна, а музыкой и произведениями культуры, в которых воплощена душа народа.

Но я понимаю, что если реализуется моя мечта, если преподавать начнут выпускники музыкально-педагогических училищ, то получится полностью противоположный эффект, поскольку система подготовки кадров не просто плоха, но опущена на предельно низкую ступень отрицательного вектора. Вся система антимузыкальна! Педагог – учитель музыки в общеобразовательной школе должен быть ритором, актером! А где вы его возьмете? Я пытался предложить во многих странах нашего бывшего Союза создать так называемую Элитарную академию, в которой бы происходило формирование людей античного полиса. Формирование личности через музыку, риторику, театр, через умение владеть языком. Ведь где кончается речь, начинается агрессия…

Москва, 12 ноября 2009.


.