Александр Раскатов в Meyerson Symphony Center

Высокая драма царила на концертах Далласского симфонического оркестра в течение всей этой недели в концертном зале Симфонического центра Меерсон, Даллас, США. Страстная музыка – взволнованная, отчаяннаяMeyerson Symphony Center, временами гротескная, в то же время нежная и искренне красивая. Не стоит строить предположения, о чём идёт речь – угадать вы не сможете. Дирижёр Яап ван Зведен представил публике столь же неожиданных, сколь идеальных компаньонов – Гектора Берлиоза и Александра Раскатова. «Фантастическая симфония» и скрипичный концерт русского композитора впервые прозвучали вместе на сцене Симфонического центра Меерсон в Далласе в прошедший четверг, в исполнении Далласского симфонического оркестра. Раскатов, с благословения Альфреда Шнитке, считается одним из наиболее интересных русских музыкантов своего поколения. Именно русских, хотя давно уехал из России, и не будет преувеличением сказать, не без сожаления, что на родине Раскатов широкому кругу слушателей и исполнителей неизвестен. Исполнение его нового скрипичного концерта было поручено Эммануэлю Бороку (Emanuel Borok), концертмейстеру ДСО – так своеобразно отпраздновано 400-летие принадлежащей Бороку скрипки Амати.

Струнный концерт, последнее из произведений в музыкальном наследии композитора Раскатова – это пятичастная, получасовая примерно композиция, озаглавленная «Excelsis» («In the highest). Вокализ скрипки в первой части, «Cantillation», очевидно вдохновлён песнопениями регентов. «Perpetuum mobile» с несколько цыганскими оттенками фраз – образец современного минимализма. В «Тенях» вспоминается ранняя цифровая 8-ми битная музыка. «Желтые звезды» прозрачно намекают на Холокост, эта жуткая пляска – явная параллель «Witches’ Sabbath» Берлиоза. В заключительном «Excelsis» взволнованная скрипка ищет умиротворения. Партитура скрипичного концерта полна ярких звуковых эффектов, а скрипка Борока играла с красноречием и невозмутимой виртуозностью пылающего Амати. Исполнение Берлиоза в версии Яап ван Зведена – электризующий спектакль, а в финале – бешеный танец. На каждом шагу Ван Зведен усиливал цвета и акценты, расширял диапазон крещендо и диминуэндо, искусно подчеркивая внутренние голоса, – особенно, почему-то, партии английских рожков. Финал, пожалуй, излишне одержимый, был исполнен на одном дыхании – как длинное предложение, прочитанное без запятых и пауз.

* * *

Alexander RaskatovАлександр Раскатов родился 1953 году в Москве. В 1978 закончил Московскую консерваторию, класс А. Лемана, в 1980 – ассистентуру-стажировку под руководством Тихона Хренникова. С середины 1990-х живёт во Франции и Германии. Музыка Раскатова, наполненная русским фольклором и церковным пением, включена в репертуар Гидона Кремера, Юрия Башмета, Марка Пекарского. Её исполняют Клод Делангль, Ансамбль Дмитрия Покровского, Netherlands Blazers Ensemble, Hilliard Ensemble, Schönberg Ensemble, Sabine Meyer Wind Ensemble, Beautiful Mountain Ensemble и др.

Jaap van ZwedenЯап ван Зведен (Jaap van Zweden) родился 12 декабря 1960, Амстердам) — нидерландский скрипач и дирижёр. Учился в Нью-Йорке у Дороти Делэй (Dorothy DeLay). С 1979 по 1995 гг. был концертмейстером Концертгебау, самым молодым за историю оркестра. В 1995-м, по легенде, Леонард Бернстайн на одной из репетиций предложил ему попробовать дирижировать оркестром – с этого времени мы знаем Ван Зведена-дирижёра. С 2005 г. возглавляет Филармонический оркестр Нидерландского радио; в 2008 г. в дополнение к этому посту принял руководство Далласским симфоническим оркестром в США и Королевский Фламандским meyerson_symphony_center1филармоническим оркестром в Бельгии.

Симфонический центр Меерсон (Meyerson Symphony Center ) в Далласе открылся 1989-м. Разработанный архитекторами I.M.Pei и Russell Johnson, зал получил признание за великолепную акустику. Служит приютом Даллаского симфонического оркестра (Dallas Symphony Orchestra) и концертного органа «Herman W. and Amelia H. Lay».


.